19:13 

Это случилось на Хэллоуин...

Nocuus
Ах ты, гравитация, бессердечная ты сука
Мое снова приложило руку к участию в конкурсе, на этот раз аж с двумя работами.
Собственно, 1-ая работа, которая ничего не заняла.

Название: Кот, исчезнувший на Хэллоуин
Автор: Nocuus
Бета: Vitaann
Жанр: легкий стеб, роман
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Эдвард/Белла
Саммари: У него все не как у людей: если получать ужасное проклятие, то под Рождество, если обретать прощение, то на Хэллоуин.
От автора: Образ Эдварда не каноничен. Присутствуют некоторые бранные выражения, хотя автор их таковыми не считает.
Кот, исчезнувший на Хэллоуин

Должно быть, свет клином сошелся на этом празднике. Иначе окружающую меня истерию не объяснить. Родители бегают по магазинам, закупая сладости. Дети кричат на каждом углу, в каком они придут костюме на школьный праздник. Подростки планируют вечеринки с морем выпивки, дикими танцами и оргией в конце. А я, как единственный прокаженный, сижу на мусорном баке и наблюдаю за всеми приготовлениями. Почему жизнь ко мне так не справедлива?

Самое ужасное событие в моей жизни случилось даже не на Хэллоуин. В Рождество! У меня всю жизнь все было не как у людей. Если выходить с урока и костерить учителя, то он обязательно идет следом. Если взять отцовскую машину без разрешения, то обязательно разбить ее, врезавшись в столб. Если совратить девчонку, то обязательно единственную дочку злопамятной ведьмы. И вот результат: молодой писаный красавец Эдвард Каллен стал облезлым черным котом, живущим под мусорными баками у единственного в Форксе театра. И ведь самое обидное: я совершил эту глупость, даже не на Хэллоуин, когда такая кара за совращение девственницы вполне возможна, а в тот праздник, когда все обиды должны быть прощены. Черта с два, это правило на меня распространилось!

Когда жуткая мамаша Джессики Стенли пришла домой под утро и обнаружила меня в постели ее дочери, то убегал я из их дома уже на четырех лапах. В след мне неслись жуткие проклятия и пожелания отморозить яйца на холодном асфальте. Эх, было бы здорово узнать, как это чертово проклятие снять, а то мне уже надоело вылизываться, принюхиваться, бегать от детворы, собак и повара этого театра. Он все время смотрит на меня так, будто хочет сделать шаурму.

Хоть бы кто пожалел и захотел забрать домой, ведь я же классный! Ну, может, выгляжу не очень после встречи с бульдогом Ньютона, но в душе я настоящая лапочка. Мама всегда мне так говорила! Эх, она, наверное, уже купила те вкусные шоколадные батончики, которые так любит Элис, но которые я успевал съесть раньше сестры. И шоколадные яйца для Эммета уже купила. Только для меня ничего, лишь еще одна серия листовок, развешенная чуть ли не на каждом углу.

И ведь, если подумать, то десяти месяцев в шкуре кота, вполне достаточно для того, чтобы наказать молодого человека за опрометчивый поступок. Только вот эта чертова ведьма Стенли никак не может этого понять. Она злобно ухмыляется каждый раз, когда меня замечает, еще и ногой норовит пнуть.

- Глянь, черный кот, - интересно, что индейцы здесь забыли? Этих невоспитанных ужасных охламонов нужно держать строго в их изоляторе, чтобы они не портили воздух где-нибудь еще.

- Точно. Может… - кажется, мозг этого парня с длинными нечесаными патлами функционирует только для того, чтобы держать уши на месте. Его глаза так округлились от потуги что-нибудь придумать, что мне уже стало казаться, не пытается ли он родить ежика. – Того… сделаем из него чучело на праздник!

Меня буквально ветром сдуло прочь от этой компании. Чем дальше я убегу, тем в большей безопасности буду. Желая убедиться, что эти неотесанные чурбаны не бегут за мной следом, мало ли что может взбрести в их слабый умишко, я оглянулся назад и сходу в кого-то врезался.

- Ауч! – особой устойчивостью и наблюдательностью девчонка, с которой я столкнулся, не обладала. Так что мы вместе растянулись на асфальте. Мое маленькое сердечко стучало неимоверно быстро, левая лапа болела, и, кажется, из только начавшего подживать носа, снова пошла кровь.

- Малыш, - шепнула она, начав ощупывать мою бедную тушку. Сил на то, чтобы огрызнуться или вцепиться зубами в ее руку не было, так что я лишь слабо пискнул, когда она задела больную лапу. – Это не дело, если символ Хэллоуина будет страдать в одиночестве на улице.

Подхватив меня на руки, она бойко посеменила дальше. Надеюсь, больше мы ни во что не врежемся, а то еще одного падения, да с такой высоты, мне не пережить. Хотя, если говорить начистоту, высота была не особо большая, наверное, девчонка среднего роста, может, чуть выше моей сестры. Повернув мордочку, я стал всматриваться в лицо моей псевдо-спасительницы. Каштановые волосы, большие шоколадные глаза, маленький носик, высокие скулы, до невозможности неуклюжая - мы споткнулись на ровной поверхности ужи три раза – она как мультяшка из японского аниме. Великолепно, к концу дня из меня обязательно сделают чучело. Заиграла основная тема первой Обители зла, и она полезла в карман за телефоном.

- Ты не поверишь, папа, я попала в аварию, - рассмеялась девчонка, как только сняла трубку. – Нет, все хорошо: столкнулась с котом, кажется, он немного пострадал, поэтому не удивляйся новому жителю нашего дома.

Она еще что-то щебетала, но я уже не вслушивался, было так приятно прижаться к теплому боку и ни о чем не беспокоиться. Будто снова вернулся с какой-то вечеринки поздно вечером пьяный, а мама ждет меня сидя в гостиной. Обычно я падал на диван рядом и засыпал, положив голову ей на колени. И сейчас, примостив свою мордочку на маленькой груди своей спасительницы, заснул.

- Просыпайся, - кто-то чесал у меня за ухом, отчего я начал мурлыкать от удовольствия. – Ты должен что-нибудь съесть.

Голосок моей спасительницы прозвучал так умоляющее, что мне пришлось приоткрыть глаза. Удовлетворенная тем, что ее послушались, она подхватила меня на руки и понесла на кухню.

- Итак, что ты будешь? – открыв холодильник, она перехватила меня поудобнее, чтобы я смог заглянуть внутрь. Рыба, колбаса, лазанья, сыр, молоко… Клубника! Была бы моя воля, прыгнул бы в холодильник, чтобы добраться до упаковки этих ягод. Заметив мой интерес к какому-то из продуктов, она стала показывать на каждый, ожидая моей реакции. На клубнике я заверещал, как резанный.

- Неплохой выбор, - посадив меня на обеденный стол, она достала упаковку и закрыла холодильник. В предвкушение вкусняшки, стал выпускать когти в столешницу и оцепенел. Когтей не было! Уставившись на свою лапу, я пытался привычным жестом выдвинуть коготки, но ничего не происходило. О нет! Это чертово проклятие стало меня убивать. Нет, нет, нет! Я же еще такой молодой! За что?!

- Ох, прости за это, иначе папа бы не позволил оставить тебя дома, - неожиданно произнесла девчонка, протягивая вымытую ягоду. Откусив чуть ли не половину, я блаженно закрыл глаза, наслаждайся сочным сладким вкусом. Пусть весь мир идет лесом, лишь бы мне дали слопать эту упаковку клубники!

Через три ягоды до меня стал доходить смысл сказанного ранее: она обстригла мне когти, пока я спал. Почему все девушку такие эгоистичные? Почему они делают так, как хотят сами, и не спрашивают мнения других? Когти были нужны мне для защиты, а что я теперь буду делать без них? Еще одна клубничина отвлекла меня от размышлений. Да ладно, без когтей даже лучше, может, перестану царапаться, когда умываюсь.

Пока я доедал последнюю ягоду, хлопнула входная дверь.

- Белла? – неуверенно послышалось из коридора.

- Я дома, папа, - откликнулась она, выбрасывая упаковку от клубники в мусорное ведро и беря меня на руки. Сыто развалившись в ее объятиях, стал припоминать, что же это за Белла приютила меня на Хэллоуин. После неопределенного количества попыток припомнить, была ли когда-нибудь в моей постели девчонка с таким именем, повернул мордочку в сторону и заметил пришедшего человека. Шериф полиции Чарли Свон!

Нет, его дочку я не совращал! Моя шкура мне всегда была дорога, а стреляет, говорят, он очень метко.

- Так вот, кто тебя сбил, - усмехнулся шериф, почесав меня за ухом. – Какой-то уж он весьма облезлый и худой, - посмеиваясь в усы, сказал Свон, проходя на кухню.

- Просто он очень быстро бежал, - начала оправдываться и краснеть Белла. Хм, а она такая миленькая, когда смущается.

Стоп, о чем я думаю?! Я же кот и ничего не могу с ней сделать. Стоп! Я же кот и могу безнаказанно на нее пялиться. Оу, оказывается в моем проклятии есть свои плюсы. Интересно, почему они дошли до меня только на десятый месяц?

- Сегодня придется патрулировать улицы, - уплетая лазанью, сказал шериф. – Ты точно не пойдешь ни на какую вечеринку?

- Нет, папа, - отмахнулась Белла, налив молока в блюдце и поставив его на пол. Молоко было свежим, и, раз уж устраивать праздник желудка, то по полной. – У меня другие планы на этот вечер.

- Хорошо, - кивнул ее отец, быстро допивая кофе. – Но если все-таки соберешься куда-то, сообщи мне.

- Конечно, - легко согласилась Белла. Могу дать хвост на отсечение, никуда она не пойдет сегодня. Из того, что мне удалось вспомнить об Изабелле Свон, следовало, что она умная, скромная девочка, переехавшая жить к отцу, чтобы не мешать матери строить семейную жизнь с новым мужем. Самоотверженная, красивая, теплая, приятно пахнувшая девушка с полным холодильником продуктов – мечта любого кота!

- Ну что, пойдем, покажу тебе свою комнату, - закрыв дверь за отцом, Белла вновь подхватила меня на руки. Мы неторопливо поднимались на второй этаж. – Вот здесь ты и будешь жить.

Отпустив меня на пол, Белла куда-то вышла. Я стал осматриваться в святая святых: женской спальне. Выцветшие обои, сиреневое постельное белье на узкой кровати. На столе в беспорядке валяются тетради и стоит старенький компьютер. На кресло-качалке валяется пара джинс и свитер. Стенные полки под завязку забиты книгами в мягких обложках. Ну что же, можно сказать, что шопоголизмом и страстью к обновкам Белла не страдает, а еще то, что я ни разу не был в такой женской спальне.

- Нам нужно сделать еще кое-что прежде, чем ты развалишься на моей кровати, - подхватив меня на руки, Белла быстро прошмыгнула в ванную и закрыла за собой дверь.

Нет, нет, нет, нет!

Пытаясь вырваться из цепких ручек Беллы, я догадался, что когти мне обстригли далеко не просто так. Эта коварная женщина все продумала! За что? Почему я должен умереть в Хэллоуин? Ведь это так банально: черный кот умер на Хэллоуин. Из последних сил цепляясь за ее футболку, я прекрасно понимал, что сдаю позиции. Стянув с себя футболку, Белла умудрилась запутать меня в ней. О Господи, я еще и защищаться не смогу!

Нет, нет, нет, нет!

Мои жалобные вопли совершенно не подействовали на эту бессердечную ведьму, и кулек со мной был покружен в воду. Теплая мыльная вода доходила мне только до живота. Так она что не собирается меня топить?

- Я лишь вымою тебя и избавлю от блох, - пропыхтела Белла, выпутывая меня из футболки. Стараясь придать своей морде и взгляду яростный вид, я, как загипнотизированный, уткнулся взором в прелестную картину ее маленькой груди в ажурном черном бюстгальтере.

Да черт с тобой, мой!

Вознаграждением за абсолютно спокойное поведение во время водных процедур мне был вид трепещущей девичьей груди. И ни такая она у Беллы была и небольшая, аккурат под мою человеческую руку. Ух, знай я раньше, что скрывается за видом бедного одуванчика Беллы Свон, ни в жизнь не попытался бы замутить что-нибудь со Стенли.

Закутав меня в большое махровое полотенце, Белла пошла в свою комнату. Сев по-турецки на кровати, она положила сверток со мной себе на ноги и принялась вытирать полотенцем. Пока она не наденет футболку, я буду безропотно терпеть все, что угодно.

Эээ, рано я об этом сказал! Вид и шум громко работающего фена, вызывал в моем маленьком кошачьем организме стойкое желание забиться под кровать. Но я нашел куда более приятный выход из этой ситуации, уткнув свою мордочку в ложбинку между грудей Беллы.

Да, детка, ты можешь сушить меня сколько угодно!

- Хэй, да ты оказывается настоящий красавчик, – радостно заметила Белла, расчесывая мой живот щеткой. Я же блаженно развалился на ее ногах, наслаждаясь видом и приятными ощущениями от расчесывания. А жизнь-то, оказывается, не такое дерьмо, как мне казалось раньше.

Белла провозилась со мной до позднего вечера и, в конце концов, так и заснула, не переодеваясь. Лишь когда ночью ей стало холодно, она укуталась в плед. А я же улегся в ее ногах. Все же за столько заботы и ласки, обращенной на меня, стоило отплатить, чем-то приятным.

- Спокойной ночи, Изабелла Свон, - громко мурлыкал я, на свой кошачий мотив.

Блаженно потянувшись, я почесал голову, и попытался укутаться в одеяло. Должно быть, Белла вчера неплотно закрыло окно, иначе прохладу в комнате никак не объяснить. Попытавшись плотнее свернуться в клубок, отметил, что мне неожиданно стали мешаться колени. Стоп, колени! Резко сев на кровати, стал себя рассматривать. Руки, ноги, голова – я снова человек! Оглянувшись на все еще спящую девушку, аккуратно встал с кровати и подошел к зеркалу. Яху, я все тот же красавчик Эдвард Каллен!

Эээ, и как мне теперь объяснить Белле, что я делаю в ее спальне? Да еще голый? Прислушавшись, не раздастся ли где-нибудь шум шагов шерифа, приоткрыл дверь в коридор и неуверенно выглянул. Вот будет позор, если Белла сейчас проснется и увидит мою голую задницу, торчащую в ее двери. Эта мысль мотивировала меня, выскочить в коридор. Прикрыв за собой дверь, как истинный кот, отправился искать приключения на свою бедную шкуру, а именно начал искать комнату шерифа. Он все-таки мужчина и я смогу стащить у него хотя бы брюки. К счастью, шерифа Свона не оказалось в его спальне, поэтому найдя тренировочные штаны, я выбрался из дома через окно. На то, чтобы спуститься вниз и выйти через дверь, смелости мне не хватило.

Пробегая по сонным улицам маленького городка, я с интересом наблюдал за последствиями праздника. Некоторые дома были сплошь увешаны туалетной бумагой и закиданы тухлыми помидорами и яйцами. У некоторых домов на крыльце спали подростки, должно быть, потеряли свои ключи или их попросту пьяных не впустили домой. И всюду ветер разносил обертки от конфет.

Как бы мне не хотелось бежать мимо дома Стенли, это был самый короткий путь домой. Набравшись храбрости, я намеревался пробежать это проклятое место как можно быстрее, когда увидел, как с громким треском открылась входная дверь. Майк Ньютон, отчаянно пытающийся натянуть штаны, выбегал из дома Стенли. Он обратился рыжим котом в считанные секунды и удрал, что есть мочи прочь. Мать Джессики заливисто смеялась, крича вслед коту, какие-то проклятия. Резко развернувшись, я посеменил прочь.

- Так-так-так, кто это у нас здесь? – противный голос матери Джессики раздался со всем рядом со мной, а я же с ужасом обнаружил, что все мои попытки сбежать, не увенчиваются успехом. Просто тормошу ногами, будучи подвешенным в воздухе.

- Я ничего Вашей дочери не сделал, - жалобно заскулили, как только увидел эту ужасную ведьму перед собой.

- Разумеется, ты же был котом, - рассмеялась она, отпуская меня на землю. – Так значит, плешивый, ты кому-то понравился.

- Простите, что? – не совсем понимая ее слов, переспросил я.

- Чтобы снять проклятие, ты должен был, кому-то понравиться, - как маленькому ребенку, только что засунувшему пальцы в мясорубку и чуть не лишившемуся их, стала объяснять инструкцию использования проклятием она.

- Я был котом, - робко заметил я.

- Вот именно. Ты был именно таким котом, каким являлась твоя душа, на момент создания заклятия. Плешивый, блохастый, ободранный, совершенно не обращающий внимания на окружающих, только на себя любимого. Если бы ты такой понравился какой-нибудь девушке, и она бы тебя приласкала, заклятие бы спало. Как видишь, кто-то смог найти в твоей жалкой душонке что-то приличное, раз ты снова стал человеком. А сейчас отправляйся домой, твоя мать очень скучает.

Дважды меня просить не нужно, я припустил от нее прочь во все лопатки. В боку уже кололо от недостатка воздуха, а я все не сбавлял темп, желая быстрее оказаться в безопасности. Нигде в нашем доме не горел свет, на крыльце в двух больших вазах, были конфеты для детей. Сняв запасной ключ, бесшумно открыл входную дверь, и впервые беспечно выдохнул. Когда я только обратился в кота, разумеется, прибежал домой, но Эммет со своей аллергией на шерсть, выгнал меня прочь. Заглянув в гостиную, увидел маму: она спала на диване, закутавшись в шаль.

Две женщины видели в моей вшивой противной душонке что-то особенное, и впредь я постараюсь их не разочаровать. Примостившись на диване, положил свою голову матери на колени, крепко обнимая ее одной рукой. Ее маленькая ручка соскользнула на мою голову.

Мое неожиданное появление в Форксе, так же как и неожиданное исчезновение наделало много шума. Но не это было главным: главным было немного растерянное и совсем грустное выражение лица Беллы Свон, когда я впервые увидел ее в школе. Не в силах пережить ее разочарования от собственного исчезновения, ускользнул с занятий и долго колесил по улочкам Форкса, прежде чем нашел уютный кошачий домик, устроенный за полицейским участком. Кошка вылизывала нескольких своих котят, и, увидев меня, стала шипеть и огрызаться.

- Хэй, о нем обязательно будут хорошо заботиться, - забрав черного котенка, я побежал к машине, и, шумно стартанув, поехал к супермаркету. Купив упаковку клубники, был готов к встрече с очаровательной девушкой.

Сердце стучало, будто убегал от своры собак, но на самом деле я стоял у пикапа Беллы, удерживая котенка под своим пуловером. Она вышла из школы, о чем-то разговаривая с Анжелой Вебер и, заметив меня у своей машины, явно была удивлена.

- Я уберу ее сейчас, если ты не можешь выехать, - поспешно сказала Белла, доставая ключи из кармана своей куртки.

- Нет, просто хотел вернуть тебе кое-что, - протянул ей упаковку клубники. – В прошлый раз, я все съел, не поделившись с тобой.

Белла хмурилась, смотря то на меня, то на клубнику в моей руке. Ее большие глаза, казалось, стали еще больше, а рот открылся в идеально очерченную букву «О», когда она все поняла.

- И еще я думаю, что ты сможешь прекрасно позаботиться о моем маленьком друге, - достав котенка из-за шиворота своего пуловера, сказал я. Белла счастливо улыбнулась, беря котенка в руки.

- Может, ты мне в этом поможешь? – неуверенно спросила она.

- Конечно, особенно в том, что касается купанья, я весь твой!

Черт! Черт! Черт! Кто меня вечно за язык тянет?!

Ну и 2-ая работа, которая отхватила Приз модераторских симпатий.

Название: Гори, ведьма, гори!
Автор: Nocuus
Бета: Vitaann
Жанр: дарк, драма, роман
Рейтинг: R
Пейринг: Эммет/Розали
Саммари: Занимался рассвет последнего дня ее жизни.
Гори, ведьма, гори!

Занимался рассвет кануна Дня всех святых. Занимался рассвет последнего дня ее жизни. Сейчас было самое время для того, чтобы осуществить задуманное. В запасе есть еще пара часов до того, как сменится стража. На смену полусонных и усталых придут молодые и бодрые. Пока этого не произошло у меня был шанс.

Отцовский кинжал заточен настолько, что режет лист бумаги в воздухе одним лишь своим кончиком. Я забираю его, и еще некоторые вещи, которые могут пригодиться в дороге, бесшумно скользя по дому. Братья и родители спят, мне совершенно не нужно, чтобы они проснулись и попытались помешать. В последний раз взглянув на родной дом, я ухожу прочь, тихо прикрывая за собой дверь. Если все получится, то сюда мне больше не вернуться. Семья поймет, что, где бы я ни был, я счастлив с любимой женщиной.

В столь ранний час деревня еще спит, так что никто меня не заметит, даже если пройду через главную площадь. Через площадь, на которой уже все приготовлено для сожжения ведьмы.

Они держат ее в церковном подвале. Один стражник у входа, он часто курит и отбегает по нужде. Второй охранник внутри, у дверей ее клетки. Лишь двое стоят на моем пути, мне не составит труда пройти через них к своей цели.

Идти бесшумно, как учила мать, действовать быстро и без промедлений, как говорил отец. Быть сильным и бессердечным, как говорил мне дед, обучая охотиться на медведей. Сегодня я спутник Смерти и принесу ее всем, кто попытается меня остановить.

Первый в этом списке стоит ко мне спиной. Он курит, шумно крякая и плюясь по сторонам. Это легко, словно я снова подросток и подбираюсь к младшему брату, чтобы его напугать. Эдвард так любит засматриваться на листву необычной расцветки, что не замечает ничего вокруг. Я подкрадываюсь к нему медленно, бесшумно, следя за тем, чтобы не треснул ни единый листок или веточка под ногами. А он все стоит и смотрит, раскрыв рот от удивления. И вот тогда я громко кричу ему в самое ухо. Эдвард подпрыгивает на месте от испуга, хватаясь за сердце. Всегда такой забавный в своем праведном гневе, обращенном на меня.

Сейчас все куда проще: нет листвы-предательницы или родителей, которые окликнут, не дав совершить глупость. Все так просто и чудовищно одновременно. В полнейшей тишине, что окутывает деревню в этот ранний утренний час, набатом раздается хруст сломанных шейных позвонков. Подхватить мертвого под руки и дотащить до двери в подвал, усадить на бочку, придав вид спящего. Никто не поймет, пока не толкнет в бок, веля просыпаться и идти досыпать домой. Тогда они испугаются и ворвутся внутрь, чтобы обнаружить еще одного мертвеца и пустую камеру. Забьют в колокола и начнут наши поиски. Поиски, которые ни в коем случае не должны увенчаться успехом.

Я знаю это, видел сотни кошмаров, в которых нам никогда не удавалось сбежать. Но жизнь не страшный сон, и никто не сможет загнать нас в ловушку. А если и загонят, то мы все равно сбежим. Сегодня же Хэллоуин, какие-нибудь духи обязательно должны помочь ведьме выжить. Но прежде нужно вызволить ее из подвала.

Со вторым стражником все будет куда сложнее. Я буду видеть его лицо, буду знать, что совершаю. Достав кинжал из сумки, осмотрелся по сторонам, не вышел ли кто на улицу, не заметил ли кто меня. Никого не было, и, глубоко вздохнув, я открыл дверь, заходя внутрь.

- Гарри, это снова ты? Возвращайся назад, - кричит стражник, и мне становится дурно. Я знаю этого парня. Я разбил ему нос на прошлое Рождество, когда он приставал к девушке Эдварда. Майк Ньютон! Чертов Майк Ньютон, который никогда не может сидеть на жопе ровно, выискивая приключения.

Перехватив кинжал поудобне, я стал спускаться вниз. Не важно, сейчас уже ничего не важно. Майк не сможет меня остановить, никогда не мог.

- Что тебе вечно надо, Гарри? – спрашивает Майк, разворачиваясь ко мне лицом. Он удивлен, явно не понимая, что я здесь делаю.

- Эммет? – вопросительно тянет Ньютон. В комнате позади нас раздается сдавленный вздох. Вздох, который отвлекает Майка. И я рад этому, до невозможности рад. Рад, потому что Ньютон не успевает заметить моей занесенной руки, не успевает увернуться или вскрикнуть. Ударить так сильно, чтобы перерезать шею, чтобы разрезать гортанную мышцу. Он не должен издать ни звука, падение тела на пол не в счет.

Найти ключи в карманах Майка, стараясь не обращать внимания на кровь, расползающуюся по каменному полу. Не замечать вопрошающего взгляда парня, умирающего от потери крови и невозможности сделать вздох. Нет чести в том, чтобы охранять ведьму за день до ее казни. Ты должен был это знать, Майк, нет в этом чести.

Пальцы, перепачканные в крови, плохо слушаются, сердце в груди стучит быстро, а в ушах уже, кажется, раздается лай собак. Быстрее, быстрее, мы должны убежать быстрее! Дверь скрипит так громко, что я пугаюсь, невольно вздрагивая. Розали бросается ко мне в объятия. Ради нее я пошел на все эти крайности, и пойду на любые другие. Я так люблю эту вздорную девчонку.

- Эммет, зачем же ты…

- Сейчас не время меня судить, - быстро перебиваю ее, доставая из сумки плащ. – Мы должны бежать, пока не придут сменщики.

Она кивает и чуть отстраняется, чтобы накинуть плащ. Ее ободранное платье совершенно не прикрывает синяков и ссадин. Гнев закипает во мне, подобно черным тучам, несущим грозу в летний июльский зной. Неумолимая волна силы, готовая разнести покой и уничтожить мир. Никто! Никто не смеет причинять ей боль!

Я прижимаю Роуз к себе, чтобы она не увидела безжизненного тела Майка, чтобы не взглянула в его пустые глаза. Мы торопливо поднимаемся наверх. Выглядывая на улицу, не замечаю ничего необычного, и мы выходим из этого проклятого места. Нужно торопиться, чтобы нас не нашли, чтобы нас не смогли догнать. В этот полдень не сожгут моей ведьмы.

Свернув у дома Брэндонов, можно быстрее всего оказаться в лесу. Мы торопливо идем, почти бежим прочь от церкви, прочь из нашей деревни.

- Быстрее! – звенит голосок малютки Элис. – Скоро придет отец, он будет забивать поросенка. На некоторое время это отвлечет собак от ваших следов.

Я киваю, подхватывая Роуз на руки. Так будет быстрее, она слишком устала, чтобы бежать в нужном темпе. Она доверчиво прижимается ко мне, и будто сил во мне становится больше. Не отпущу ее больше никогда. Если будет надо, запрещу помогать людям, лишь бы снова не произошло того, что привело ко всему этому. Никогда больше она не будет помогать легкомысленным дурам, желающим внимания парней. Если бы только Лорен умела держать язык за зубами, то завтра, в День всех святых, я сделал бы Розали предложение. И не было бы никакой казни ведьмы, заготовленной на Хэллоуин. Ах, если бы она умела держать язык за зубами!

- Ты должен отдохнуть, - шепчет Роуз. Ее голосок, будто струйка холодного воздуха, проходит по моему разгоряченному телу. Привалившись к большому дереву, я аккуратно отпускаю Розали на землю, но не выпускаю из своих объятий.

- Я люблю тебя! – порывисто шепчет она, страстно целуя меня в губы. Мы - будто мягкая глина в руках моей матери, когда она делает свои горшки. Пока крутится гончарный круг и льется вода, она податливо принимает нужную форму, становясь предметом искусства. Но как только мастера что-то отвлечет, все разрушится, став бессмысленным куском земли.

Вдали раздался лай собак.

Розали потянула меня за руку, и мы побежали дальше. Прочь, под вой и лай собак, под крики озлобленных мужиков. Туда, где нас не найдут, туда, где нас не будут знать. Наш путь стал труднее, приходилось бежать сквозь бурелом под легкий уклон. Оглянувшись назад, Розали запнулась, повалившись на землю. Резко затормозив, я сам чуть не растянулся на земле, рядом с ней.

- Ну же, милая, нам нужно бежать, - ее порывистое дыхание и легкая гримаса боли пугали меня.

- Я не могу, Эммет, - чуть хнычет она, растирая лодыжку.

- Еще рано сдаваться, - собираясь бежать с ней на руках, я сгребаю ее в свои объятия. Собачий лай все ближе и ближе.

- Я так люблю тебя, мой глупый мишка. Они не должны тебя поймать, - шепчет Роуз, крепко прижимаясь к моей груди. – Прости…

Прости – эхом звенит в моем сознании. Прости – огнем горит в моем теле. Прости – и вместо рук, я обнимаю ее тонкими ивовыми ветвями. Прости – и с каждой секундой во мне все меньше человеческого. Чертова глупая ведьма!

Я вижу, они приближаются, словно стая черных крыс, норовя уничтожить и растоптать самое ценное, что есть в моей жизни. Роуз гордо встает с земли, стараясь не наступать на правую ногу. Она опирается на меня, будто заставляя перестать шуметь кроной. Но как возможно успокоиться, если больше я никак свое негодование выразить не могу.

- Вон она, проклятая ведьма! – уже слышны их крики, а собаки бегут, чтобы вцепиться в горло, чтоб растерзать. Я слышу, что Розали что-то шепчет, но не понимаю ни слова, лишь отмечаю эффект: присмирев, собаки, поджали хвосты, заскулив возле своих хозяев. Мужики стоят кругом, подле нее, не решаясь подойти ближе. Топоры и ножи в их руках блестят от полуденного солнца. Вот именно сейчас должна была быть ее казнь, но кажется мне, что я лишь отсрочил ее своей выходкой.

- Ну, кто смелый? – самоуверенно спрашивает Розали.

- Все равно ты сегодня сдохнешь, - сплевывая, отец Ньютона покрепче перехватывает топор.

Нет! В полном безветрии бью гибкими ветвями, стараясь дотянуться до них. Убить, задушить, располосовать!

- Так не пойдет: ведьму нужно сжечь на костре, - отмечает кто-то из них, кидая пращу. Как ни старался бы я закрыть ее, отбить снаряд, он все равно попал в цель. Потеряв сознание от удара, Роуз упала на землю.

- Еще бы узнать, кто этой суке помогал, - бурчит Ньютон-старший. – Я этому гаденышу брюхо сам вспорю.

С ним одобрительно соглашаются, а Бен, отдаляясь от толпы, подходит к Роуз. Он украдкой стирает кровь с виска моей девочки и поднимает на руки.

- Эммет не вынесет этого, - шепчет друг, унося мое сердце прочь.

Не смейте! Не троньте! Нельзя! Но кто услышит плакучую иву? Кто превратит ее обратно в человека? Кто защитит женщину, которую я так люблю? Кто скажет мне, как жить, когда ее не станет?

Легкий ветерок перебирал листву, будто ее пальчики, запутавшиеся в моих волосах. Журчал ручеек, будто ее звонкий смех, разносившийся по всей округе. Теплый лучик солнца грел кору, будто ее лучистые глаза, заглядывали ко мне в душу, вымаливая прощения. Ведь сегодня Хэллоуин, почему никто не может остановить этого? Где все эти духи и призраки? Где чертова справедливость? Справедливость, ставшая дождем, освобождающим меня от заклятия Розали. Каждая новая капля, падающая с неба на землю, превращала меня в человека. Быстрее, быстрее, быстрее!

Я должен был торопиться, чтобы спасти ее. Не знаю как, но должен спасти. Бежать так быстро, как позволяют ноги, не останавливаться ни на что. Падать и вставать, но продолжать бежать, я должен успеть. Небо, затянувшееся темными тучами, погрузило все в полутьму, мелкий моросящий дождь никак не смог бы потушить огня. Огня, полыхающего в центре деревни. Он освещал тьму, ведя меня вперед, будто я – бабочка, летящая на смерть.

- Не надо, Эммет! – воскликнул Джаспер, хватая меня за плечи, пытаясь преградить путь к площади.

- Ты ничего уже не сможешь, - шепчет Эдвард, помогая удержать меня на месте.

Не важно, не важно, ведь она там – в центре этого огня. Там мое сердце, там моя душа!

- Не смей, брат! – кричат они одновременно, изо всех сил пытаясь удержать меня на месте. Им не справиться, я сильнее. Но как быть сильным, когда тишину разрезает ее громкий крик? Как быть сильным, когда глаза застилают слезы? Как быть сильным, если умираешь вместе с ней?

Я не сопротивляюсь, когда братья тащат меня домой. Не сопротивляюсь, когда отец дает мне выпить какую-то дрянь. Сознание уползает, под ее громкий крик, до сих пор звенящий в моих ушах.

- Эммет, - шепчет ветер, заставляя меня открыть глаза. На улице ночь, и комната погрузилась в темноту. Братья заснули, сидя в креслах у моей кровати. Встать тихо и уйти, как подобает обреченному на смерть убийце.

- Эммет, - шелестит листва, засыпая мои следы от чужих глаз.

- Эммет, - хохочет луна ее голосом, освещая мне путь к ручейку, где мы с ней познакомились.

- Эммет! – слышится громкий оклик. Повернув голову на звук, я увидел Розали, стоящую у воды. Она была в своем любимом голубом платье, и легко улыбалась, наблюдая за мной. Сегодня Ночь всех святых, и, быть может, это нормально, что в мир вернулся призрак, чтобы попрощаться со мной.

- Что я сделал не правильно? – прохрипел, подходя ближе к своему любимому призраку.

- Ты все делал правильно, - кивнула она, торопливо сократив расстояние между нами и впившись в мои губы поцелуем. И все было как прежде: ее пылкое тело в моих руках, ее сладкие губы и нежный аромат роз, который она всегда источала. – Просто все это было не нужно.

- Я не понимаю.

- Ведьма не может умереть в Хэллоуин, - тихо признает она, робко покрывая мое лицо поцелуями.

Все это было ни к чему. Смерть двоих охранников, отчаяние и боль, страх и ненависть – все было ни к чему, говорит она. Быть может для нее это так, но не для меня. Я бы все равно попытался, ведь я люблю ее так сильно и никому не позволю больше причинить ей боль.

- Не отпущу тебя больше никуда, - шепчу в ее макушку. Розали крепко обнимает меня, согласно кивая. – Мы должны уйти отсюда.

Роуз предлагает мне проститься с родными, но я не намерен этого делать. Разлом должен быть полным, чтобы потом лучше срослось. На этот раз нас никто не будет искать, но я все равно хочу покинуть эту деревню как можно быстрее. Радостно ухмыляясь, Рози ударяет меня по плечу и быстро отскакивает в сторону. Удивленно взглянув на любимую, чувствую, как от места ее прикосновения расходится тепло. Неужели снова дерево? Нет, на этот раз кое-что, что может помочь нам уйти быстрее. Упав на четыре лапы, я потянулся, отряхивая густую бурую шерсть.

- Куда ты отвезешь меня, мой мишка? – усаживаясь мне на спину, спрашивает Розали.

Я отвезу ее туда, где нас никто не найдет, где никто не будет нас знать. Туда, где мы будем счастливы.

@темы: конкурсы и фесты, cумеречный фандом, фанфики

URL
   

epic stuff

главная