20:06 

Глава 6. Сириус Блэк v2.0 (Привкус корицы)

Nocuus
Ах ты, гравитация, бессердечная ты сука
Глава 6. Сириус Блэк v2.0

Это был жаркий летний день, когда хочется лежать в приятной тени, медленно потягивая прохладный напиток. Именно так мне хотелось провести этот день. Я вполне мог смириться даже с компанией наглой рыжей панды, которая совершенно меня не уважала. Стоило нам только прийти домой и зайти в мою комнату, как чёртов Мерлин забрал мою подушку. И как бы я ни старался вернуть её назад, он не отдавал её мне. Он даже исхитрился укусить меня, когда мне уже почти удалость вырвать из его цепких лапок предмет спора. В отместку я решил его не кормить, но, видимо, это мелкое наглое рыжее существо все-таки обладало какими-то чарами, потому что стоило ему только показаться на глаза тёте Петунье, как она тут же принялась его кормить. Она позволила ему пить из своей любимой миски и даже обглодать любимую пальму. Я по всем пунктам ему проигрывал, поэтому мне пришлось сходить в магазин и купить себе новую подушку. Пусть он выиграл это сражение, но я ещё не проиграл войну. Мне просто нужно было найти область, в которой я был бы бесспорным чемпионом.
Как бы мы с фамильяром друг друга не ненавидели, в этот чудесный летний денёк мы были готовы смириться с компанией друг друга. Лишь бы провести день в блаженном ничегонеделании, наслаждаясь прохладным напитком и интересной книгой. Но у судьбы на мой счёт явно были другие планы: в этот прекрасный денёк меня вынудили заниматься тем, чем по доброй воле я бы никогда заниматься не вздумал. Эмбер и Алисе непременно понадобилось высадить перед их домом розовые кусты, поэтому сестры не поленились прийти за мной к Дурслям. Стоя в чистой прихожей тёти Петуньи, сестры казались двумя ангелками, спустившимися на Землю ради блага человечества. Они представляли собой самых невинных существ, которых когда-либо кто-нибудь описывал в книгах. Разумеется, я не поверил ни одной из их милых улыбок и не дрогнул, когда девочки попытались пустить в ход магию.
В этот прекрасный день мне пришлось копаться в земле не потому, что я поверил в заискивающие слова сестёр или уступил натиску их сил, а потому, что нашёл область, в которой мог победить. Вооружившись лопатой, я вскапывал землю для новых клумб, а мои сестры тискали Мерлина и беспрестанно болтали. Мой фамильяр то и дело хмурился, отчего на его мордочке вырисовывалась молния, и пытался отбиваться от неугомонных вейлочек, но все его попытки были тщетны. Эта картина буквально заполняла меня приятным ощущением тепла. Какими бы чарами ни обладал этот наглый рыжий комок шерсти, но против двух маленьких девочек, которые просто обожали тискать животных, они явно не действовали. Счёт сравнялся.
- Простите меня, прелестные малышки, вы случайно не знаете, где я могу найти дом Браунов? - пока я горбатился, приготавливая все для посадки, мимо меня прошёл незнакомец. Мужчина был одет словно щёголь с обложки журнала. Он вёл себя так, как будто был королём ситуации – его поведение мне совершенно не понравилось. Ко всему прочему, он подошёл опасно близко к девочкам. Мерлину удалось отбиться от сестёр и он выгнулся дугой, скалясь на мужчину.
- Зачем они нужны вам? - мне нельзя было пользоваться магией на магловской улице, зато у меня была лопата. Так что, поудобнее её перехватив, я пошёл на незнакомца, стремясь закрыть сестёр от него.
- Гарри! - мужчина радостно воскликнул, заметив меня. Его восторга я не разделял, поэтому, когда он рванул в мою сторону, я сделал первое же, что пришло мне на ум: ударил его лопатой по голове. От удара он упал как подкошенный. Несколько мгновений мы с сёстрами ошарашенно смотрели друг на друга. Что делать дальше, я не представлял. К моменту, когда Алиса протянула многозначное "Ээээээ", Кларисса уже вышла из дома. Осмотрев картину произошедшего перед крыльцом своего дома, она лишь закатила глаза и взмахом руки отлеветировала незнакомца в дом. Мерлин крутился у её ног. Как только я зашёл внутрь, он потёрся о моё колено. Впервые эта животина проявила ко мне хоть какую-то симпатию. Должно быть, к вечеру он устроит мне какую-нибудь пакость.
- Ну и кто это был? – с интересом спросил Патрик, рассматривая незнакомца, пока Клэр связывала его и накладывала лечащее заклятие на шишку.
- Не представляю. Сначала он спрашивал вас, а когда увидел меня, то рванул навстречу, будто мы с ним старые друзья. Я его впервые вижу, - отерев пот с лица принесённым домовиком полотенцем, я посмотрел на незнакомца так же недоуменно, как и все остальные.
- Не будем гадать, - отмахнулась Кларисса, окатив мужчину водой из волшебной палочки. Очнувшись, он принялся осматриваться по сторонам, громко фыркая.
- Что вам было угодно от моей семьи, молодой человек? - Патрик был как никогда мил, когда отвесил нашему странному гостю звонкую пощёчину.
- Ох, надо было послушать Ремуса и для начала написать письмо с объяснениями, - ворчливый голос мужчины неожиданно показался мне знакомым. Послушать Ремуса...
- Сириус? - как только я произнёс имя крестного, сама мысль о том, что это мог быть он, показалась мне абсурдной.
- Да! - радостно согласился мужчина, отчего все посмотрели на него с ещё большим скептицизмом, чем раньше. – Давайте я все объясню.
- Уж постарайтесь, - не слишком любезно согласилась Клэр, проигрывая в руках волшебной палочкой.
- Я не представляю, кто вы и почему мой крестник вам доверяет, но раз так, то я вполне могу доверить свою тайну и вам, - хотя по всему виду мужчины было понятно, что он совершенно не рад, что его тайну узнают посторонние люди. Поняв это, Патрик вывел девочек из комнаты, а Кларисса зачаровала двери, чтобы они не смогли подслушать. Мерлин и Моргана, словно сговорившись, сидели у ног связанного незнакомца, периодически скалясь на него.
- Для начала неплохо было бы убедиться, что ты именно тот, за кого себя выдаёшь, - настороженно заметил я, достав свою волшебную палочку из кармана. В доме я вполне мог колдовать безнаказанно. - Что Сириус Блэк предложил мне, когда мы с ним были в Визжащей хижине?
- Я предложил тебе переехать ко мне, - он ответил правильно и был, кажется, весьма доволен собой, но одного ответа на вопрос никак не достаточно для подтверждения личности.
- Как называли себя друзья моего отца и почему? Какой особенный предмет они создали? - мне на ум все время приходили лёгкие вопросы, ответы на которые можно было выяснить, не будучи Сириусом. Но пока он отвечал на эти вопросы, у меня был шанс придумать более сложный вопрос.
- Мы называли себя мародёрами, потому что творили всевозможные шутки и нарушали школьные правила так, что нас не могли поймать профессора. Мы создали карту Хогвартса, которая может показывать, где находится каждый ученик школы в данную минуту. С ней нам удавалось проводить свои фокусы так, что никто не мог узнать, где мы. У каждого из нас была своя кличка: Сохатый, Бродяга, Лунатик и Хвост. Твой папа превращаться в оленя, я превращаюсь в чёрного пса, Питер - крыса, а Ремус - оборотень. Мы не зарегистрированы в Министерстве магии. Мне удалось сбежать из Азкабана, когда я увидел Хвоста на фотографии в газете. Я хотел убить его за то, что он открыл тайну дома Поттеров Тёмному лорду. Я превратился в пса, протиснулся через решётку и сбежал. В конце этого года мы могли восстановить справедливость: посадить Питера в тюрьму, вернуть моё славное имя, но не срослось. Ремус забыл выпить зелье и, когда на небо взошла луна, он обратился. То, что дементоры напали на тебя, дало мне шанс сбежать.
Он с лихвой ответил на два моих вопроса. Рассказав даже то, о чем я не спрашивал.
- Теперь, пожалуй, ты можешь объяснить, почему так выглядишь, - хоть Кларисса и догадалась, что все, о чем он говорил, было правдой, развязывать его она не торопилась.
- Не думаю, что теперь, когда Питер сбежал, мне когда-нибудь удастся вернуть своё чистое имя, так как меня считают беглым безумным преступником, главным приспешником Тёмного лорда, сдавшим ему Поттеров. Моя физиономия есть на последней странице почти в каждом номере Пророка. Так что мы с Ремусом подумали и решили, что Сириусу Блэку, такому, каким он был, не место в этом мире. Хотя с помощью магии и можно изменить внешность - это недолговечно, к тому же специальные чары смогут определить, что на волшебнике есть какие-то заклятия, изменяющие его облик. Нам нужно было что-то более радикальное, и мы обратились за помощью к маглам с их пластической хирургией.
Черт побери! Когда Сириус написал мне, что у него был план, я и представить себе не мог, что он будет настолько безумным. Ведь в его лице изменилось буквально все: линия роста волос стала ниже, форма носа, ушей, бровей, скулы, подбородок, разрез глаз. Все изменилось, даже цвет глаз и волос. При этом все выглядело очень естественно: не было никаких шрамов и покраснений.
- Шрамы, должно быть, убирал с помощью магический мазей и зелий, - Клэр с азартом целителя принялась ощупывать новое лицо Сириуса. - Ямочка на подбородке, скулы чуть выше, нос чуть уменьшен и форма стала более утончённой, линия роста волос занижена и волосы наверняка стали гуще. Уши прижаты к голове плотнее. Вес и здоровье восстанавливал зельями, но скоро их след исчезнет, и никто не сможет сказать, то ты сидел долгих двенадцать лет в одиночной камере Азкабана. Работа проделана неплохая, но глаза тебя выдают.
- Почему? - я бы ни за что не узнал в этом здоровом цветущем мужчине Сириуса, если бы он не признался.
- Глаза выдают вас обоих, - заметил Патрик. - В них нет искры беспечности, так свойственной всем людям. Разумеется, чем лучше и приятнее будет ваша жизнь, тем быстрее эта лёгкая бесшабашность появится в ваших глазах. Но пока более проницательные люди смогут понять, что вы скрываете что-то не слишком приятное в своём прошлом.
- Ох, ну это ерунда. Самое главное, что в моем новом лице совершенно не угадывается прежнего, - Сириус обворожительно улыбнулся, заёрзав на стуле. - Может быть, теперь вы меня развяжете и объясните, кто вы и почему мой крестник копает для вас клумбы?
- Кажется, господин Блэк обладает весьма короткой памятью, - усмехнулся Патрик.
- На память я никогда не жаловался, господин Браун. Я вполне могу поверить, что Гарри здесь из-за вашей очаровательной жены и дочерей. Другой причины, почему мой крестник находится здесь, я не вижу. И вам следует знать, что насильственное удержание в заложниках Гарри Поттера будет рассматриваться в этой стране как преступление против всей нации.
Будучи привязанным к стулу без возможности пошевелить хотя бы одним пальцем на руке, Сириус ещё пытался угрожать. Выглядело это совсем не впечатляюще. Все в нем теперь выглядело не впечатляюще.
- Знаешь, а он мне нравится, Гарри, - усмехнулась Кларисса. - Не сдаётся ни при каких обстоятельствах - это хорошо. Значит, он вполне сможет ужиться с тем фактом, что память у него ни к черту. Думаю, вам есть о чем поговорить, а мне нужно успокоить девочек, а то, не приведи Мерлин, они взорвут половину дома, пытаясь открыть закрытую перед ними дверь.
- Не находишь ничего знакомого во внешности мистера Брауна? - поразительно, что я со своим спичечным диапазоном чувств смог найти семейное сходство, а Сириус, знавший моего отца так долго, не смог его заметить.
- Гарри, как бы хреново я себя ни чувствовал, я не ходил к психологу, так что не думаю, что он раньше помогал мне, - крестный признался в этом с такой гордостью, что Мерлин не сдержался и укусил его за ногу. Не знаю, почему панденок так поступил, но Патрик одобрительно погладил его.
- Присмотрись внимательнее, Сириус, в отличие от тебя, мистер Браун не стирал семейных черт со своего лица, - не понимаю, почему, но мне было важно узнать, признает ли крестный в Патрике одного из Поттеров. Ведь вполне возможно, что он видел его в детстве, хоть Поттеры-старшие и сказали, что он умер. Отец и Сириус были так дружны, что отец просто не мог не поделиться с лучшим другом такой тайной.
- Не думаю, что пони...
Сириус оборвал себя на полуслове, став внимательнее присматриваться к Патрику. Он хмурился и кусал губы, смотрел на Патрика то правым, то левым глазом, но не говорил ни слова.
- Ты - малыш Пат, не так ли? – наконец спросил Сириус, обратившись к Патрику.
- Давно меня так никто не называл, - усмехнулся Патрик, махнув мне рукой, давая разрешение развязать верёвки. Стоило мне это сделать, как Сириус вскочил со стула и со всего маха отвесил Патрику прекрасный хук правой. Мерлин презрительно фыркнул и убежал из комнаты, наверное, за Клариссой. Я решил не ждать помощи рассерженной вейлы и обездвижил обоих драчунов. Отлеветировав Сириуса подальше от Патрика и связав их обоих, снял заклятие обездвиживания.
- И что это было? - спросил я у крестного, который был готов метать молнии, смотря на Патрика, привязанного к стулу в другой части гостиной.
- Если мне хватило фантазии изменить внешность, то почему этому самозванцу не могло хватить фантазии сделать то же самое, чтобы начать выдавать себя за Патрика Поттера? - вопрос был довольно резонным, но не думаю, что ещё кому-нибудь из волшебников пришло бы в голову изменить свою внешность с помощью магловской пластической хирургии. С учётом всеобщей предвзятости к маглам - этот вариант для них самый кощунственный и отвратительный из всех возможных. К тому же, зачем кому-то выдавать себя за Патрика Поттера, если для всех волшебников Британии он умер ещё в младенчестве?!
- Тебе хватило фантазии предложить в качестве хранителя тайны Поттеров Питера Петтигрю, - нахмурившись, заметил я.
Сириус мгновенно закрыл рот, даже щёлкнув зубами, когда услышал моё замечание. Кларисса, зайдя в комнату, бросила насмешливый взгляд на Сириуса и пошла к мужу. Развязав его, она наложила заклятие на уже багровеющий синяк на скуле.
- Хорошо. Давайте попытаемся начать сначала.
Чтобы начать сначала и провести беседу спокойно, Кларисса не поскупилась на то, чтобы приворожить Сириуса. Как только магия окутала крестного и он сделал вздох, втянув в себя золотистую пыльцу, то почти сразу же его взгляд потерял осмысленность. Сириус пытался бороться с чужим влиянием - это было забавно: он отталкивал золотую пыльцу от себя, но после каждого усилия магия возвращалась назад ещё быстрее и, в конце концов, она запеленала Сириуса.
- Почему ты принял моего мужа за самозванца? - Клэр чуть нахмурилась, когда Сириус охнул, услышав её голос. Думаю, если обладаешь настолько мощными чарами приворота, то уже стоило бы смириться со стонами мужчин.
- Насколько мне было известно, Патрик Оливер Браун Поттер был отправлен в магловский интернат в Америке. Джеймсу запретили посылать младшему брату письма, чтобы мальчик быстрее забыл все, что связано с магическим миром. Поттеры приказали работникам интерната давать мальчику зелья забвения. Патрик должен был забыть о том, из какой он семьи, и привыкнуть к новому миру уже через несколько месяцев. Поттеры должны были отказаться от ребёнка сразу же после его рождения, но они не смогли, поэтому малыш Пат и попал в Америку лишь пятилетним. С помощью зелий Поттеры хотели, чтобы он быстрее обо всех забыл. Так что мне не верится, что он настоящий.
- Уверяет мужчина, подлинность которого мы тоже ещё до конца не утвердили, - язвительно заметил Патрик. – Я довольно мнителен, поэтому не пожимаю рук и не беру никакую еду из чужих рук. Когда я жил в интернате, то предпочитал таскать еду с кухни и никогда не ел вместе со всеми. Со временем работники интерната перестали смотреть на меня косо, но моей паранойи это не уменьшило, наоборот, увеличило. Я же сквиб – я знал о магии и знал, что она может сотворить с людьми.
Патрик и Сириус, казалось, старались испепелить друг друга взглядами. Ещё немного, и они бы могли заискриться от энергии, бурлящей вокруг. Вечный теологический спор о том, на чьей стороне истина: в руках церкви или в исчислениях учёных. Кларисса многозначительно протянула «Хмм…» и вышла из комнаты. На этот раз я не стал никого развязывать, и правильно сделал, Клэр вернулась назад с двумя небольшими пузырьками.
- Не думала, что такое когда-нибудь произойдёт, - протянула вейла, налив воды в два стакана. – Никак не думала, что буду поить своего мужа и самого известного беглеца Британии сывороткой правды.
Несколько капель сыворотки упали в каждый стакан, Кларисса напоила обоих мужчин. Когда чары вейлы окутали Сириуса, он стал немного глупым, но все-таки был в своём уме, но когда он выпил зелье, то стал выглядеть абсолютно опустошённым.
- Ваше имя? – Клэр вначале решила обратиться к Сириусу.
- Сириус Блэк третий, - голос крестного был как будто механическим, так в любимом фильме Дадли говорил человек в чёрной маске.
- Патрик Оливер Браун Поттер, - таким же пустым голосом ответил Патрик, когда Кларисса обратилась к нему.
- Это ты выдал тайну Поттеров Тёмному лорду и убил тринадцать маглов? – снова обратилась к Сириусу вейла.
- Нет. Это сделал Питер Петтигрю, - чётко и лаконично ответил крестный.
Если подумать, то больше никаких вопросов задавать и не нужно было, мы и так узнали все, что было нужно. У Клариссы в руках был пузырёк с антидотом, но почему-то она не торопилась давать его мужчинам, будто раздумывала, какие тайны она ещё могла вызнать, пока был шанс.
- Что ты подаришь мне на день рождения? – наконец, после долгих раздумий выпалила Кларисса, обратившись к мужу.
- Я купил…
- Стой! Замолчи! – завопил я, пока Патрик не рассказал всех своих тайн жене, находясь в невменяемом состоянии. К тому же, мне совершенно не хотелось, чтобы все усилия, которые мы с Патриком потратили на то, чтобы этот подарок создать, пропали так просто. Это был наш с дядей заговор. Он придумал целую стратегию для того, чтобы обвести Клариссу вокруг пальца и не дать ей узнать, что он приготовил. Я выписывал специальные ингредиенты и вещества для создания подарка. Нарушил уйму правил, запрещающих колдовать на каникулах, чтобы далеко не с первой попытки создать то, что мы с Патриком придумали.
- Гарри, прекрати возмущаться, - капризно хлопнула меня по плечу Клэр. – Я уже весь дом обыскала в поисках подарка.
- Это же подарок, если ты заставишь Патрика признаться, что он тебе купил сейчас, то не получишь никакой радости, когда он подарит его, - кажется, Мерлин был на моей стороне, он укоризненно шипел на вейлу. И поразительно, что, обыскав весь дом, Кларисса не удосужилась заглянуть в сундук, стоящий перед кроватью младшей дочери, в одном из отделений которого и лежал подарок. Это был заговор, и мы с Патриком использовали всех для того, чтобы он удался.
- Хорошо-хорошо, - отмахнулась Клэр, капнув на язык каждому мужчине антидот. Через несколько мгновений здравый смысл вернулся к каждому из них. По тому, каким взглядом Патрик наградил жену, подарок на свой день рождения она теперь не получит.
- Что? – с усмешкой спросила Кларисса. – Я должна была попытаться.
Итак, теперь мы, наконец, выяснили, что неизвестный мужчина – это действительно Сириус Блэк, а Патрик – действительно Поттер. Правда, ради этого потребовалось полное отсутствие веры в каждом из нас и пара капель сыворотки правды.
- Девочкам придётся высаживать цветы без меня, пойдём поговорим, Сириус, - я поднял Мерлина с пола, махнул на прощание сёстрам, которые все-таки подслушивали все разговоры, и вышел на улицу. Сириус не стал медлить и последовал за мной. Мы неторопливо шли в сторону парка. Я не знал, что ему сказать, я даже не знал, во что мне теперь верить. Мерлин спрыгнул с моих рук и побежал к пустой скамейке. Хотел бы я быть им: счастливой глупой животиной, которая только и знает, как раздражать своего хозяина.
Это было так странно: мы сидели друг напротив друга, и я не узнавал его. Пусть я знал Сириуса не так уж долго, но я привык к его внешности: в каждом номере Ежедневного пророка было его фото. Он скалился с фотографий, выражая всему миру своё презрение. Мне кажется, я знал его лицо лучше своего, а теперь передо мной сидел совершенно другой мужчина. Красивый - этого нельзя было отрицать, но не такой красотой, как была раньше. Сириус Блэк был классическим литературным аристократом из древней семьи. Одним предложением можно было рассказать о том, какой он: вышколенные манеры, снобизм в жестах, гордость во взгляде, тонкие черты лица. Такой же, как все, но чем-то неуловимо отличающийся. А теперь на меня смотрел кареглазый мужчина средних лет с густыми русыми волосами, уложенными в модную магловскую причёску. Когда он улыбался, были даже ямочки на щёках. Сириус походил на среднестатистического актёра, который не обладал талантом для серьёзных ролей, но все же имел популярность в одном жанре. Жанр моего крестного - вечное попадание впросак.
- Зачем ты это сделал? – мне все никак не удавалось понять его логики, конечно, если она вообще была.
- Теперь никто меня не знает, и я могу быть свободным, - он был горд своим поступком. Сириус явно считал, что все сделал правильно. Не знаю, почему, но мне вдруг представилось, что таким же самоуверенным тоном он предлагал Питера в качестве хранителя тайны.
- Но что теперь с тобой будет? Ты придумал себе легенду, новое имя? Как ты теперь будешь жить? - мои вопросы отлетали от него, не в силах преодолеть препятствия. Будто его броня была куда более железной, чем моя.
- Думаю, сначала поживу в доме моей семьи, а потом, когда придумаю себе новое имя, то переберусь в другой дом, который не смогут связать с Блэками, - легко отмахнулся Сириус. Он ещё не думал о последствиях. Друзья моего отца, кажется, никогда не думали о последствиях своих решений.
- Ты понимаешь, что больше никогда не сможешь стать прежним? Сириус, ты хоть понимаешь, что теперь ты - никто. Не наследник старинной семьи, не беглый преступник, не блистательный аврор - ты теперь никто в магическом мире Британии. И если даже тебе удастся доказать, что Сириус Блэк не убивал тех маглов и не предавал Поттеров, тебе уже никогда не стать Сириусом Блэком. Ты сжёг слишком много мостов для этого, - смотря на ухмыляющегося Сириуса, мне так хотелось его ударить, чтобы стереть эту ухмылку с его нового лица. Разбить ему его новый прямой нос. На его стороне была истина, на его стороне был Дамблдор. Ведь для него можно было бы просить повторного суда, как для последнего мужчины в роду. Он мог вернуть себе свою жизнь и честь, а вместо этого в его пустую башку пришла наркоманская идея - лечь под нож хирурга, чтобы стать черт знает кем. Все-таки, из всех друзей моего отца мыслить умела только моя мама, да и то, я думаю, что её заколдовали, раз она стала миссис Поттер.
- Гарри, ты просто не понимаешь...
- Нет, Сириус, я все прекрасно понимаю. Я, возможно, далёк от звания "Мистер Душа компании", но я не потерял рассудка. Ты сбежал от проблем и ответственности. Ты выбрал лёгкий путь, даже не подумав биться за правду.
Мерлин, до этого спокойно лежащий рядом со мной на скамейке, чуть приподнял свою мордочку, став внимательно осматриваться по сторонам. У этого действа было только два возможных варианта: либо где-то неподалёку открылся лоток с мороженым, либо нас нашли девочки. Не думаю, что сестры так быстро отвлеклись от своих цветов и отправились на мои поиски, поэтому, скорее всего, моя животина скоро отберёт у кого-нибудь мороженое. В прошлый раз это закончилось тем, что я покупал для неимоверно полного мальчишки несколько сортов пломбира.
- Ты завёл очень забавного фамильяра, - улыбнулся Сириус, он явно хотел перевести тему на что-то менее серьёзное.
- Да, девочки подарили его мне. Они сказали, что мы с ним похожи, - Мерлин, должно быть, уже выбрал себе жертву и отправился лишать её лакомства.
- Кажется, ты привязался к Браунам, - осторожно заметил крестный.
- Верно. Они выбрали сложный путь, и он привёл их ко мне, - я не ставил себе целью уязвить Сириуса за его поступки, но его поступки делали это за меня.
- Гарри, все будет нормально, - Блэк похлопал меня по плечу, будто пытаясь поддержать меня в каком-то трудном испытании. Но передо мной не было никаких трудностей. Вставая с утра с кровати, я видел в зеркале своё лицо, я знал, кто я и за что меня любят и ненавидят. Да, я был поцелованным дементором, и был крестражем психопата, но я был самим собой, не выдавал себя за кого-то другого.
- Я знаю, Сириус. Может, я лишился большей части души, но я не лишился своей истории и своей семьи. Так что это тебе следует почаще напоминать себе, что все должно быть хорошо.
Крикнув Мерлина, я ушёл из парка, оставив Сириуса размышлять о том, что он сотворил с самим собой. Возможно, я был слишком суров к нему, но этот мужчина, мне кажется, не воспринимал ошибок прошлого и не делал из них выводов. Он так и остался где-то на рубеже между подростком и взрослым, привыкшим сначала действовать, а потом думать или же вообще не думать. Я вдруг понял, какую эмоцию испытывал, когда смотрел в новое лицо Сириуса Блэка – разочарование.
Тётя Петунья, открыв мне дверь, первым делом поинтересовалась, что за мужчина меня искал. Успокоив её, сказав, что это был друг семьи, я поднялся в свою комнату. Да уж, совершенно точно этот жаркий летний денёк я предпочёл бы провести по-другому. Хэдвиг ухнула, привлекая моё внимание. Отвязав письмо от её лапки, я покосился на Мерлина. В первый раз когда сова и панденок встретились, их встреча закончилась тем, что все в моей комнате было перевёрнуто вверх тормашками. Хэдвиг укусила меня за ухо, Мерлин расцарапал мои руки и ноги, но панда все-таки добилась своего и вырвала несколько перьев из хвоста совы. Сегодня Мерлин даже не повёл ухом на сову.
Письмо оказалось от Рона, он, по настоянию Молли, в точности изложил план того, как они заберут меня от Дурслей. Предстоящая встреча с друзьями немного пугала меня. Это будет первая наша встреча с момента инцидента. Не думаю, что она будет хуже сегодняшней встречи с крестным. Хуже, чем это, ничего не могло быть.

@темы: ГП, О вкусах, цветах и ароматах, Привкус корицы

URL
Комментарии
2013-12-01 в 11:54 

Марго_И_альтер_Эго
Мы с тревогой смотрим на будущее, а будущее с тревогой смотрит на нас!
Дурак Сириус!!!:facepalm3:

     

epic stuff

главная