Nocuus
Ах ты, гравитация, бессердечная ты сука
Глава 23. Миссия ещё как выполнима: Гринч

Двадцать четыре часа до начала Святочного бала
До рождественского бала, а значит, и до феерического, незабываемого представления у меня оставалось только двадцать четыре часа, и мне нужно было провести их с максимальной пользой.
Затаив дыхание, я зачарованно наблюдал за тем, как Дафна наносила последние руны на сферы. Все же я не прогадал, когда выбрал эту очаровательную представительницу Слизерина своей партнёршей для танцев. Дафну, как и меня, не устраивало то, что Рождество придётся провести в школе, поэтому она отказывала всем парням, что набирались храбрости пригласить её на бал. Очевидно, что таким образом она думала, что родители позволят ей не присутствовать на вечере, раз она не нашла себе партнёра, и приехать домой на праздники. Но, к сожалению, чем меньше оставалось времени до бала, тем настойчивее были кавалеры, и Дафне все сложнее было отказываться от приглашений.
У меня же был коварный план и огромное желание устроить что-нибудь крайне необычное на балу, так что, когда я подходил к мисс Гринграсс, чтобы сделать своё приглашение, я начал его с того, что, приняв его, Дафна сможет напакостить сразу всей школе и кому-нибудь из её учеников в частности, но никто и никогда не узнает об этом. Дафна думала над моим приглашением три с половиной секунды. Думаю, можно смело сказать, что я оказался настолько неотразим и превосходен, что она сама бросилась мне на шею, что, кстати, было правдой, и столь импульсивное и яркое поведение слизеринки было замечено очень многими. Так что теперь по школе ходили слухи о том, что Дафна была настолько коварна, что околдовала меня и увела у Флер. Надо отметить, что большая часть школы в эти слухи верила, но, кажется, для Гринграсс это было даже на руку, потому что, стоило только кому-нибудь косо посмотреть в её сторону, она начинала доставать свою волшебную палочку: ненавистные завистницы исчезали из поля зрения в считанные секунды.
Когда Дафна увидела тетрадь с моими записями и инструкциями Эмбер, то она тут же предложила внести кое-что своё, чтобы сделать заклятия более долговечными и красочными. Ну и, разумеется, нам пришлось провести очень долгую и кропотливую подготовительную работу для того, чтобы во всем том бедламе, что мы задумали, некоторые заклятия сработали и прокляли определённых ненавистных для Дафны личностей. Честно говоря, я бы ни за что не подумал, что у спокойной, неприметной Дафны Гринграсс могло быть столько ненавистников. Черт возьми, я сам заметил эту девчонку лишь после того, как потерял большую часть души, и то, я обратил на неё внимание, когда увидел, как она накладывала на свой пергамент с домашней работой магическую руну против списывания. Саму формулу руны я разобрать не смог, слишком уж много в ней было намешано инородного, я смог понять лишь то, для чего она нужна на пергаментах. Кое-что, что Дафна придумала и добавила в неё самостоятельно, я смог выяснить, когда заметил парочку слизеринцев с крайне необычными для них чертами лица или цветами определённых частей тела.
Раздобыв все необходимое, мы с Дафной часами пропадали в Выручай-комнате для того, чтобы создать сферы с заклятиями. Мои частые отлучки, надо заметить, очень раздражали Алису. Порой мне начинало казаться, что моя сестра готова вздёрнуть меня за лодыжки к потолку и с помощью обычного магловского чугунного утюга выбить из меня всю необходимую информацию. Но, к счастью, когда Алиса уже собиралась что-нибудь сотворить со мной, угрожающе поблёскивая в мою сторону своими желтоватыми глазами, Флер её останавливала от этого. Сама же виновница большей части слухов и та, которой больше всего завидовали и кого больше всего жалели, была мила и очаровательна со всеми, кроме меня. Лично у меня сложилось такое впечатление, как будто она объявила мне бойкот за то, что я пригласил Дафну на танцы, но при этом мисс Делакур почему-то забывала, что сама согласилась пойти на бал с Драко и даже не дала мне шанса пригласить её на танцы. То есть, разумеется, я бы тянул до последнего, но, в конце концов, я бы, разумеется, её пригласил, то есть, я же не совсем самоубийца, хотя иногда даже у меня закрадывалось такое подозрение.
Как бы то ни было, сейчас, в эту минуту, Дафна закончила последний штрих на руне и сферы вспыхнули голубоватым светом. То, что было спланировано пусть поспешно и, возможно, даже сработано не виртуозно и довольно топорно, все же обещало быть весьма красивым и красочным действием в жизни, а нам именно это и нужно было. Любуясь деянием своих рук, мы с Дафной одинаково коварно улыбались, предвкушая предстоящее. И если я, по большей части, ждал именно заклятий, что должны были преобразить внешнее убранство Большого зала, что–то мне подсказывало, что для Гринграсс было важнее то, что произойдёт с её неприятелями.
- Так значит, ты будешь в чёрной парадной мантии старинного кроя, - Дафна, словно маленький ребёнок, стукала по стеклянным ободкам сферы, чтобы посмотреть, как реагируют заклинания, заключённые внутри. – Что-то вроде сюртука?
- Великий Мерлин, Дафна, как ты слушаешь людей, когда общаешься с ними? Неужели для того, чтобы ты поняла, тебе нужно предоставить отчёт с полной выкладкой формул и заклинаний? Я сказал тебе, что ткань для моего пиджака взята из старинной мантии. По моей просьбе, домовой эльф пошил для меня костюм по выкройкам из последней коллекции известного магловского дома моды. Интересно, как он добыл эти выкройки?
- Лучше не интересуйся об этом у эльфа, - поспешно перебила мои размышления Дафна. – Я однажды спросила у домовика, откуда они берут продукты для приготовления пищи, и он пустился в такие пространные размышления, что даже я ни слова не поняла. А я, как ты весьма точно подметил, Поттер, могу расшифровать любую тарабарщину и разложить её по полочкам, чтобы она заработала как надо.
- Именно поэтому ты и стала моим компаньоном, Дафна, - убирая сферы в зачарованную сумку, усмехнулся я.
- Прекрасно, что никто из нас не испытывает никаких романтических надежд по поводу этого свидания, - фыркнула Дафна. – Так, давай ещё раз повторим, что тебе осталось сделать. Не хочу, чтобы все сорвалось из-за тупости не в меру влипающего в неприятности гриффиндорца.
- Я установлю сферы у определённых совиных окошек с внешней стороны Большого зала и свяжу их с линиями заклятий. В полночь, когда Флитвик и Макгонагалл произнесут последние заклятия, я внесу в них небольшие правки и нарисую те руны, что ты мне дала, на стене напротив тех совиных окошек, которые мы выбрали. Когда профессора днём закроют Большой зал для приведения его в порядок и наведения красоты, они своими заклятиями активируют твои метки, и механизм нашего Апокалипсиса будет запущен ими, а не нами. Так что, когда директор и профессора начнут разбираться, кто виноват в том, что случилось, они придут к неутешительному для себя выводу, - несмотря на то, что план был выучен наизусть, это вошло для нас с Дафной в традицию - перед очередным вечерним расставанием, пересказывать друг другу то, что мы должны будем сделать для дальнейшего успешного осуществления задуманного.
- Так, а в мои обязанности входит насыпать измельчённый порошок из шерсти твоей панды на подушку Драко, Панси, Миллисенты, Блейза, Крэбба и Гойла. Ну и, разумеется, привести себя в порядок, чтобы на балу выглядеть великолепно, - картинно поправив волосы, улыбнулась Дафна.
- Почему твой план действий на этот раз такой короткий? – недовольно спросил я, рассматривая Карту Мародёров, чтобы узнать, нет ли поблизости Филча или Снейпа, патрулирующих школьные коридоры.
- Потому что я - слизеринка, а слизеринцы, как известно, никогда ничего не делают своими руками, для грязной работы они всегда находят кого-то другого, - в нашем случае я нашёл Дафну как раз для этого, ведь именно она должна была свести все наши с Эмбер задумки воедино и дозачаровать то, на что не хватало ума у меня.
- Все-таки получается, что Малфой не настоящий слизеринец. Думаешь, его подбросили, или просто его сиделкой в детстве был тролль, который очень любил ронять Драко головой вниз? – с улыбкой спросил я, открывая перед Дафной дверь.
- Ну, знаешь, в каждом правиле есть исключения: среди хитрецов тоже бывают довольно туповатые импульсивные имбецилы, а среди туповатых храбрецов, как выяснилось, есть неплохие хитрецы, - Дафна смахнула мою отросшую чёлку со лба и хотела было поправить мой галстук, но довольно громкое покашливание не дало ей этого сделать.
- О, мисс Делакур, теперь он весь ваш, - похлопав меня по груди, Гринграсс улыбнулась Флер и быстро пошла по коридору в сторону лестницы. Хоть Дафна и чувствовала себя победительницей и могла припугнуть любого, кто косо на неё смотрел, одну персону в школе она все же боялась как огня. И эта самая персона сейчас стояла, прислонившись к стене коридора, выжидающе смотря на меня.
- Что? – невозмутимо пожав плечами, спросил я, развернувшись, чтобы пойти в сторону башни Гриффиндора.
- Ничего не хочешь мне рассказать? – елейно пропела Флер, быстро меня нагнав.
- Нет, - уверенно покачав головой, ответил я. Сейчас самым важным для меня было незаметно взять Молнию и вылететь из школы для того, чтобы установить сферы, так что о недовольстве Флер я думал меньше всего.
- Ты обижен на меня за что-то? – после недолгого молчания все же решила спросить Флер.
- Мне не за что на тебя обижаться, Флер, ты же не сделала мне ничего плохого…
- Черт возьми, Гарри, если это из-за приглашения Малфоя, то ты сам виноват в этом. К тому же, это было бы совершенно ужасно, если бы я отказала ему на глазах у всей школы, - пылко воскликнула Флер, в расстройстве чувств, взмахнув руками, и совершенно не следя при этом за своей магией, из-за чего доспехи, стоящие в коридоре, с громким лязганьем упали на пол.
- Сам виноват?! Было неудобно отказывать на глазах у всей школы?! Черт побери, ты больше месяца отшивала парней, совершенно не стесняясь делать это в любом месте школы, а тут вдруг тебе стало неудобно. Ты вполне бы могла сказать Драко, что у тебя уже есть кавалер для танцев, как говорила это остальной части мужского населения школы, но нет, ты согласилась на его приглашение. Так что, да! Разумеется, я недоволен тем, что ты согласилась пойти с ним на танцы! – довольно громко ответил я, надо признаться, так же не уследив за собственной магией, из-за чего попадали все доспехи, что были в близлежащем коридоре.
Одним словом, мы с Флер орали друг на друга так громко, что это, разумеется, привлекло к себе внимание профессоров, патрулирующих школьные коридоры. Макгонагалл и Снейп прибежали на шум одновременно, но к этому моменту нам с Флер уже удалось выпустить пар, и единственное, что пришлось делать профессорам - это тушить довольно внушительный костерок, произошедший из-за того, что Флер метнула огненный шар в стену. После того, как профессора убрали все повреждения, что мы совершили, они несколько минут рассматривали наши недовольные друг другом лица и, не сказав ничего назидательного, отправили в гостиную. Если быть честным, то они отконвоировали нас в гостиную Гриффиндора, тщательно следя за тем, чтобы мы снова не затеяли выяснения отношений.
Девятнадцать часов до начала Святочного бала
Из-за небольшого конфуза, произошедшего по пути в гостиную, мне пришлось потратить куда больше времени на подготовку, так что я смог выбраться из школы для того, чтобы установить сферы, уже после того, как Флитвик и Макгонагалл наложили свои заклятия. Что же, так было даже лучше, мне не пришлось бы дважды выбираться из школы для того, чтобы сделать все необходимое.
Мы с Дафной думали, что привязать магию сфер к магии линий погодного заклятия потолка будет довольно просто, но, честно говоря, даже с моей возможностью видеть линии магии, это оказалось крайне проблематично. Из зала, как и говорила Алиса, выходила всего одна линия, но когда она оказывалась на улице, то расплеталась, становясь похожей на огромную многоножку. Сначала я подумал, что так даже будет проще: все эти щупальца просто окружат сферу, и так связь будет даже полнее и чётче, но, как я ни старался, щупальца не прирастали к сфере. Они могли её опутать, но никак не взаимодействовали с ней. В отчаянии я уже хотел оставить все как есть, когда вспомнил о бумажке с пояснениями, которую мне дала Дафна. Как оказалось, эта хитрая слизеринка думала, что именно так все и будет, и её руны были нужны как раз для того, чтобы щупальца начали взаимодействовать с нашими сферами. Так что, как только я сделал все по инструкции, все детали механизма встали в нужные пазы. Надо заметить, что в инструкциях все же есть какой-то определённый смысл.
Просунувшись сквозь совиное окно в Большой зал, я находился в весьма шатком положении, но другой возможности нанести руны у меня не было, так что приходилось балансировать. Правда, стоило мне только взглянуть на стол Гриффиндора, как я тут же вспоминал, каким взглядом Флер меня окинула, прежде чем согласиться на приглашение Драко. Не могла отказать она ему на глазах у всей школы! Да что она вообще о себе возомнила, несносная вейла! Я, понимаешь ли, стараюсь, делаю все правильно, чтобы это никак не наказало её и не усложнило ей жизнь, а она не может банально дождаться от меня приглашения на танцы. Не все же могут просто так подойти к девушке и пригласить её на танцы.
Десять часов до начала Святочного бала
Рождественское утро началось для всех довольно поздно, но я не думаю, что кто-нибудь стал бы винить учеников в том, что они хотели поваляться в кроватях в праздничный выходной. Хотя я не исключаю такого варианта, что девушки проснулись намного раньше мальчишек, чтобы начать свою подготовку к танцам пораньше, ведь сегодня они могли показаться перед всеми в таком наряде, в котором точно нельзя ходить каждый день.
Рождественские подарки лежали рядом с кроватями у каждого ученика школы, и на этот раз у меня их было куда больше, чем, кажется, за всю мою сознательную жизнь. Хотя, если считать начало моей сознательной жизни после поцелуя дементора, то, возможно, эта горка подарков была первой в очереди. Как бы там ни было, я принялся открывать подарки с таким же интересом, как и все остальные ребята в спальне. Примечательно, что каждый год миссис Уизли дарила мне свитер, и два последних я не износил, честно говоря, я надевал их всего раз или два, когда было совсем холодно. Дурсли прислали мне упаковку довольно дорогого шоколада. Гермиона и Луна подарили мне карманный экземпляр Камасутры, забавно, что я подарил им такие же книги, только те копии я специально зачаровывал, чтобы картинки двигались очень натурально и даже были трёхмерными.
Все вейлы, которых я знал в своей жизни, подарили мне одно большое ничего. Все же Луна оказалась очень и очень права, когда говорила, что Новый год для них куда более значимый праздник, и подарки они дарят друг другу именно в эту ночь. Нарушать многовековые традиции я не стал, поэтому все подарки, что я приготовил для них, были спрятаны в одной из секций чемодана.
Но самым примечательным подарком в этом ворохе сладостей от однокурсников была бамбуковая трость. Крайне жестоко разгрызенная вещица была перемотана синей подарочной лентой. Именно той самой лентой, которой я привязал ночью Мерлина к подножью лестницы. Я возвёл тем самым свою неугомонную панду до небывалых высот: я сделал его стражем всего крыла мальчиков, но, кажется, по тому, сколько на бамбуковой палке было следов от клыков, он был очень не рад своему новому статусу. Ох, неблагодарное животное…
Четыре часа до начала Святочного бала
Я оказался одним из самых благоразумных молодых людей, кто ушёл готовиться к Святочному балу настолько заблаговременно. Самым сложным в процессе моей подготовки оказалось подстричь самого себя. Несмотря на то, что я окружил себя зеркалами со всех сторон, каждый раз получалось, что с какого-то бока я выстригал себе плешь. В конце концов, ещё раз воспользовавшись мазью для роста волос и отрастив волосы достаточной длины, я решил обратиться за решением своей проблемы к более квалифицированному человеку. Хоть Алиса и должна была отправиться сегодня домой, Кларисса прислала порталы для нас за завтраком, но, кажется, сестра хотела отправиться домой после того, как увидит всех нас в праздничных нарядах.
Мне удалось найти Алису в общей гостиной: она самозабвенно занималась каким-то не совсем понятным для меня колдовством. Совершенно очевидно, что она произносила какие-то заклятия, но я не видел никакого результата: от её волшебной палочки не расходилось ни одного магического всполоха. Казалось, она дирижировала невидимой никому магией и была крайне довольна от этого.
- Алиса, мне нужна твоя помощь, - решив, наконец, прервать этот невидимый концерт для пианино с оркестром, произнёс я.
- Ахах, - чуть истерично рассмеялась Алиса, как только развернулась в мою сторону и взглянула на меня. – Прости, просто никогда не думала, что ты можешь оказаться поклонником псевдографских замашек аристократии средних веков. Тебе бы ещё кудряшки завить на этих роскошных волосах, и ты будешь настоящей красоткой.
- А – ха – ха, - по слогам произнёс я, уничижительно смотря на сестру. – Я не смог сам подстричь себя, не сделав лысины с какой-нибудь стороны, поэтому и пришёл к тебе за помощью.
- О, теперь становится понятно, почему ты отрастил себе патлы до лопаток, - все так же издеваясь надо мной, Алиса все же принялась за дело. Усадив меня на маленькую табуретку, она принялась деловито ходить вокруг меня, то и дело прикасаясь свой волшебной палочкой к моей голове. После каждого её прикосновения часть моей великолепной отросшей гривы падала на пол.
- Я сам видел, что тебя приглашали на этот бал, почему ты не согласилась пойти? – если бы не великолепные способности Дафны в составлении коварных планов, то я непременно бы пригласил на бал Алису.
- Знаешь, у меня есть одно важное дельце, которое нужно закончить до Нового года, так что я предпочту потратить это время с куда большей пользой дома, - невозмутимо ответила сестра, напомнив мне о том, что мне так и не удалось понять, в чем же эти неугомонные особы были замешаны.
- То, что вы задумали, это ведь не слишком противозаконно? – осторожно поинтересовался я, все же нужно было знать заранее, из каких передряг потом мне придётся их всех вытаскивать.
- Нет, - легко отмахнулась Алиса. – Ну вот и все, теперь ты красавчик.
Проведя руками по голове, я отметил длину волос, кажется, Алисе удалось подстричь меня без неприятных проплешин. Должно быть, она просто повторила ту же причёску, что была у меня в начале учебного года. Поблагодарив сестру, я поднялся с табуретки, и, убрав свои обстриженные волосы с пола с помощью заклятия, уже собирался отправиться обратно в свою спальню, чтобы продолжить подготовку, но стоило мне развернуться в сторону спален, как я нос к носу столкнулся с Флер. Наше столкновение было весьма буквальным: Флер даже пришлось ухватиться за мою руку, чтобы не упасть, причём она так вцепилась мне в руку, что, кажется, пропорола свои ногтями мне кожу до крови.
- Извини, кажется, я совсем не смотрела, куда иду, - все ещё крепко держа меня за руку, пробормотала Флер.
- Ничего, - беспечно пожав плечами, отмахнулся я, хоть мой нос и немного болел от нашего столкновения.
- Прекрасная стрижка, - улыбнулась Флер, лишь слегка ослабив хватку на моей руке, но, кажется, совершенно не собираясь меня отпускать.
- Мне тоже очень нравится твоя причёска, - надо сказать, что Флер скорее всего уже была почти готова к балу: её причёска была уложена, макияж сделан, и единственное, что оставалось - это надеть платье.
- Встретимся на балу, - после нескольких минуты тишины, когда мы просто смотрели друг другу в глаза, наконец, произнесла Флер. Кажется, это были самые спокойные минуты, которые мы провели рядом друг с другом с того момента, как она согласилась пойти на бал с Драко.
- Точно, до встречи, - кивнул я, поспешив скрыться в крыле мальчишек до того, как Флер снова схватила бы меня за руку, чтобы сказать что-нибудь ещё. Поднявшись в свою спальню и взяв все необходимые принадлежности, я отправился в душ. Раздеваясь, я заметил на своей руке пять кровавых полумесяцев от ногтей Флер.
Полчаса до начала Святочного бала
Мы с Дафной были первыми, кто пришёл в комнату чемпионов. Дафна действительно выглядела довольно мило: в своём тёмно-синем платье, довольно простом, без лишних рюшек или чего-то такого, даже, пожалуй, очень похожем на обычное магловское платье. И в принципе, мы с ней смотрели довольно неплохо.
- Знаешь, мне даже немного жаль, что я не буду парой Малфоя, тогда это бы точно отвело от меня все подозрения, - нервно покусывая губы, пробормотала Дафна. Краем глаза я успел увидеть, что на своём плече Дафна нарисовала небольшую руну: в ней было много декоративных линий, но, с горем пополам, мне удалось понять, что она для отвлечения внимания. Очевидно, что Дафна не слишком хотела, чтобы хоть кто-нибудь вспомнил, что она была на этом Святочном балу.
- Не все случается так, как мы хо...
Должно быть, в это мгновение центр Брока в моем мозгу совершенно и безоговорочно разрушился, потому что, хоть я и открывал рот, ни одного слова мне произнести не удавалось, а все потому, что в комнату ожидания чемпионов пришла Флер с Драко. Ну, может, речевые функции мой мозг и потерял, но вот с двигательными все было в порядке. Сняв свой пиджак, я совершенно по-хозяйски закутал в него Флер.
- Ты сдурела? - способность разговаривать ко мне вернулась, но мой голос оказался на пару октав выше, чем следовало.
- Гарри, перестань, ты помнёшь платье, - Флер попыталась было выбраться из моих объятий и сбросить с себя мой пиджак, но я предусмотрительно прижал её к стене, чтобы она не смогла от меня убежать и избавиться от явно необходимого для неё элемента одежды.
- Да чему там мяться: это же сплошное кружево, мать его, - к счастью, свидетелем того, что я творил, была только Дафна, потому что мозг Драко явно давно перестал работать и очень нескоро ещё сможет снова начать это делать. А уж с Дафной я смогу разобраться и позднее, в конце концов, после того, что мы задумали провернуть, у нас с ней было столько компромата друг на друга, что одной пикантной подробностью больше или меньше - это уже особой роли не играло. – Где то платье, которое прислала тебе мать? Это самое что ни на есть скромное чёрное платье от Шанель, чтоб его?! Я не пушу тебя в этом на Святочный бал!
- Что значит - ты не пустишь меня в этом на Святочный бал? В чем хочу, в том и пойду, ты мне не указ, - Флер попыталась было дёрнуть плечом, но так как укутана она была в стиле смирительной рубашки, не сильно это у неё получилось.
- Ну уж дудки, дорогая, я не позволю тебе чуть ли не в чем мать родила появиться на балу с этим имбецилом. Ты сейчас же вернёшься в башню и переоденешься в то чёртово скромное платье или я...
- Или ты что? - с вызовом спросила Флер, гордо вздёрнув подбородок. Кстати, было даже немного странно, что мы с ней оказались одного роста, должно быть, Флер надела туфли не на каблуке. Чёртова вейла не хотела унижать низкорослого Малфоя тем, что возвышалась бы над ним на полголовы.
- Или я расскажу твоему отцу о том, что ты вытворяла, пока была в Хогвартсе, и я более чем уверен, что на этот раз домашним арестом дело не ограничится, - к слову сказать, давить на Гаспара - это было моим единственным козырем, да и то, весьма шатким.
- Я тут подумала, будет не слишком хорошо, если вновь обновлённый турнир в одночасье лишится двух чемпионов, да ещё и потому, что они друг друга задушат из ревности, поэтому у меня есть вариант спасения, - Дафна успела вмешаться в нашу склоку чуть раньше, чем Флер перебила бы мой козырь своим Джокером. Весьма недовольные тем, что нас прервали, мы все же перевели взгляд на Гринграсс. - Совершенно очевидно, что Гарри не хочет, чтобы ты появилась в этом очаровательном платье все такая по-вейловски человечная с уродливым спутником, поэтому я предлагаю сделать карт-бланш: я забираю Драко, а тебя отдаю ей.
- Но все же уже знают, с кем мы идём на танцы, - неуверенно протянул я, все-таки было что-то разумное в предложении Дафны, и сходу его отвергать совершенно точно было не нужно.
- Да какая к черту разница, если уж на то пошло, то некоторые даже озолотятся из-за того, что вы вдвоём придёте на бал вместе, - вот все-таки был у Гринграсс дар все ставить по свои местам, что ни говори, а одарённая она была волшебница. - К тому же, вы идеально подходите друг другу в этой магловской одежде. А уж мне с Малфоем будет не скучно, особенно, если Флер будет периодически делать его таким же глупым, когда он начнёт приходить в себя.
- Не думаю, что он вообще будет что-нибудь понимать: его взгляд остановился на моей груди сразу же, как только он меня увидел, так что...
Должно быть, я довольно сильно стянул рукава своего пиджака, из-за чего Флер, неожиданно ойкнув, замолчала. Дафна же, расхохотавшись так, как будто ей только что дали официально подписанное министерством разрешение применить к Малфою все пыточные средства из фильмов о Фредди Крюгере, направилась к своей жертве.
- Может быть, теперь ты уже отпустишь меня и наденешь свой пиджак, чтобы к моменту, когда придут другие чемпионы, никто бы не увидел этой картины? - наконец решила спросила Флер, пытаясь подсмотреть, не пришёл ли кто-нибудь ещё из чемпионов.
- Мне все равно не нравится твоё платье, - тихо буркнул я, все же отпустив Флер и надевая свой пиджак. Оправив его с помощью заклятия, я взглянул на часы. Оставалось всего десять минут, но ни профессора Макгонагалл, ни Виктора и Седрика с их парами до сих пор не было.
- Как оно может кому-то не нравиться: это же сплошное кружево, мать его, - передразнила меня Флер, поправив своё так называемое платье. Нет, если быть объективным, то да, платье было прекрасным: чёрное, в пол, пусть и не из такого шикарного, как у меня, материала, но, надо сказать, сочетающееся с ним. C довольно длинным разрезом от середины бедра с левой стороны, а уж этот чёртов кружевной лиф, открывающий вид на её грудь… Меня совершенно не волновало, что под кружевом была ткань. Раз мне удалось рассмотреть первую родинку из цепочки, то это мог сделать каждый желающий. Будто насмехаясь надо мной, Флер покрутилась передо мной, и мне снова захотелось замотать её в мой пиджак, потому что спина в платье вся была из кружевных частей, так что можно было сказать, что открыта она была по самое... по самое-самое она была открыта.
- Я отомщу тебе за это платье, Флер, - сквозь зубы процедил я, приближаясь к Дафне и Драко.
- Я буду с нетерпением ждать этого, дорогой, - усмехнулась Флер, нарочито небрежно поправив галстук-бабочку на шее Драко. В этот момент двери комнаты открылись, и сразу все недостающие чемпионы были отконвоированы профессором Макгонагалл внутрь.
- Итак, раз все, наконец, собрались, - профессор, должно быть, была недовольна тем, что Виктор и Седрик чуть не опоздали, не могла же она быть недовольной нарядом Флер, которую, разумеется, заметила первой, когда зашла в комнату. Надо сказать, что все заметили её одновременно, но только Гермиона выглядела настолько самодовольной, что в моем мозгу зародились весьма и весьма опасные для неё подозрения. - То я могу рассказать вам план мероприятия. Вы открываете бал, входя в зал по порядку, вас представляют министрам и директорам, затем, после праздничного банкета, вы открываете танцы, первыми их начиная. После этого вы можете веселиться как пожелаете.
- Простите, вы сказали - министры? - настороженно спросила Флер. Флиртовавшая до этого со всеми в комнате, она вдруг стало совершенно серьёзной.
- Да, мисс Делакур, ваш отец также на балу, - мне кажется, или Макгонагалл получила какое-то садистское наслаждение от того, что вмиг заставила Флер побелеть от страха?
- Все ещё считаешь идею с платьем великолепной? - с усмешкой шепнул я Флер на ухо.
- Не беспокойся, если все пойдёт по плану, а я надеюсь, что все пойдёт по плану, - больно заехав мне под ребра, шепнула Дафна. - То никто и не запомнит твоего внешнего вида. Этот бал запомнится всем совершенно по другой причине.
Дафне не слишком удалось успокоить Флер, но многолетняя выучка взяла верх, и Флер невозмутимо улыбнулась профессору Макгонагалл, когда она сообщила, что вейла с её парой будет выходить последней. Первыми вышли Виктор и Гермиона, за ними последовали Седрик и Чжоу, затем, к сильному удивлению Макгонагалл, пошли мы. Удивлены таким исходом были не только профессор, но и все студенты, ожидавшие чемпионов в Большом зале.
Большой шал. Час до начала Апокалипсиса
Большой зал был прекрасен. Профессора действительно постарались на славу, несмотря на то, что мы с Дафной примерно представляли, как он должен будет выглядеть, так как знали, что за заклятия будут использоваться, вживую это выглядело захватывающе. Все стены были покрыты льдом, с потолка сыпались снежинки, и пусть они не долетали до учеников, впечатление от этого все равно было сказочным. Кажется, Флитвик хотел превзойти музыкальный фонтан французов, потому что тихая музыка, которая раздавалась в зале, исходила от тех мест, где снежинки касались пола. Такие места были везде в зале, так что, казалось, что музыка исходила отовсюду.
Путь из комнаты чемпионов к трибуне, где позднее будут играть приглашённые музыканты, был не таким уж и долгим, так что вскоре мы оказались на ней в обществе министров, директоров и приглашённых журналистов. Флер под пристальным и весьма злым взглядом отца очень сильно сжала мою руку. Честно говоря, я чувствовал даже какое-то мстительное удовольствие от того, каким ничего хорошего не предвещающим взглядом на Флер смотрел отец.
- Дорогие собравшиеся...
Наш директор взял слово, и я тут же перестал его слушать, правда, втайне надеясь, что эту свою речь он не закончит каким-нибудь ерундовым афоризмом. Найдя взглядом Дафну, вместе с Драко пробравшуюся к трибуне, я вопросительно на неё посмотрел и получил в ответ радостную улыбку и поднятый вверх палец.
- Профессора убьют вас, когда узнают, что вы натворили, - тихо шепнула Флер, она явно пыталась уменьшить гнев отца, поэтому встала вполоборота и чуть позади меня.
- Кто сказал, что они смогут узнать, кто это сделал? - усмехнулся я. Речь Дамблдора закончилась, другие директора не решились брать слово, поэтому Фадж любезно решил, что пора начинать пожимать руки чемпионам и переходить к ужину. Когда он пожимал руку Флер, то задержался рядом с ней куда дольше положенного, что, несомненно, заметил Гаспар, потому как весьма болезненно похлопал его по спине, когда журналисты стали щёлкать фотокамерами, чтобы сделать общие снимки.
Большой зал. Апокалипсис
Все должно было начаться, когда первая пара чемпионов выйдет на танцпол. Так уж получилось, что первой парой оказались мы с Флер, а все, собственно, потому, что Флер было ну очень некомфортно сидеть с отцом за одним столом, так что она словно ужаленная потащила меня танцевать. Первые же наши шаги запустили цепь заклятий. Зажмурившись, Флер сильно сжала пальцы на моем плече, больше ничем не выдав того, что поняла, что началось то, что мы с Дафной сотворили.
- Знаешь, для меня и раньше находиться на этом балу было настоящим подвигом, а уж сейчас я по-настоящему заслуживаю очень большое поощрение, - заметила Флер, взглянув на стены. То заклятие, что активировалось первым, было обращено именно на них. Сначала оно должно было создать эффект того, что по льду идут трещины, затем со стен пойдёт вода и, наконец, куски льда должны будут треснуть, падая на всех подряд.
- Разве это должна быть не приятная песнь? Ведь все заклятия работают как нужно, - поинтересовался я. Постепенно на танцпол стали выходить парочки, которые смогли набраться храбрости.
- Да, но всех этих заклятий так много, и часть из них направлена на то, чтобы разрушить другие, так что их волны слегка контрастируют друг с другом, создавая очень громкую какофонию, - чуть сморщившись, призналась Флер. Мы с ней уже не пытались выполнять какие-нибудь танцевальные фигуры, мы просто медленно кружились на месте, крепко держа друг друга в объятиях. Так что, когда лёд оглушительно затрещал, а вода хлынула на пол, Флер в моих объятиях лишь теснее прижалась ко мне. - Никто ведь не пострадает? - шепнула она мне на ухо.
Вода, заполнившая весь зал, никого не замочила, но треск льда и начавшие отваливаться куски заставили многих подростков заверещать, а некоторых даже воспользоваться волшебными палочками с целью защититься.
- Сейчас увидишь, - я почти касался её губ своими, когда отвечал на её вопрос. Отчего-то мне безумно хотелось её поцеловать. От треска заклятия, с которым ледяной потолок рухнул, Флер вздрогнула в моих руках, и мы подняли головы, чтобы взглянуть на падающий на нас лёд. Хоть большая часть подростков и попыталась разбежаться или укрыться где-нибудь, были и те, кто просто застыл от испуга, наблюдая за тем, как на них падали ледяные куски. Потолок распался золотой пылью, как только расстояние до пола оставалось в два метра, он усыпал золотом всех и тут же маленькими смерчами стал складываться в танцующие фигуры. Музыканты, переставшие играть, как только стали обваливаться первые куски, поспешили вступить в ту партию, что начала играть, когда потолок развалился в пыль. Мелодия была магловской, но ребята, не растерявшись, быстро вошли в ритм. Поняв, что все это было грандиозным представлением, подростки с радостными криками стали возвращаться на танцпол. И только профессора с ошалелым видом наблюдали за тем, как их потолок стал приходить в норму. Собственно, именно из-за этого нам с Дафной понадобилось создавать три сферы: в одну мы полностью скопировали то, что создали профессора нашей школы, внеся совсем чуть-чуть изменений в конце; в другой было заклятие разрушения, а третья отвечала за виртуальные танцевальные пары. Собственно, мне очень хотелось, чтобы они появились, потому что этот чёртов сон начинал сводить меня с ума: эта танцующая золотая пара в полутьме, она будто хотела оказаться в этом зале, а кем был я, чтобы им отказать.
- Как насчёт музыки, что играет сейчас? - ледяной потолок вернулся назад, правда, стал бросать куда меньше света, погрузив всех в приятную полутьму; освещение давали лишь падающие снежинки и вальсирующие повсюду золотые пары.
- Теперь - превосходно, - положив голову на моё плечо, шепнула Флер. Я видел частые вспышки фотокамеры: Колин крайне ответственно подошёл к своему заданию, запечатляя все, что творилось в Большом зале сегодня ночью. Разумеется, журналисты тоже часто это фотографировали, я думаю, что где-то здесь была и Рита Скитер, но не думаю, что то, что она напишет, будет хоть сколько-нибудь интересно для тех, кто был в эту ночь здесь.
Может, я и был Гринчем, но ещё не был окончательно зелёным, чтобы похитить Рождество насовсем.

@темы: ГП, О вкусах, цветах и ароматах, Привкус корицы