Nocuus
Ах ты, гравитация, бессердечная ты сука
Конкурс оригинальных историй подошел к концу и теперь можно выложить их сюда. Конкурс запомнился тем, что я неожиданно для самой себе написала 5,5 работ на него:lol: Не ожидала от себя такой прыти, но шизофрения прям одаривала меня вдохновением на весь этот веселенький мрачняк. Ну и еще, разумеется, этот конкурс запомнился мне, благодаря дибилушке, спиздившей мою историю.
Так что с нее и начнем)

Бессмертие

Автор: yeah_nocuus
Бета: Limon_Fresh
Жанр: фемслеш, ангст, психоделика
Рейтинг: R
Пейринг: Саммер/Скай
Описание: Весна полна сумасшествия.

Весна делает всех жителей Сонема параноиками, вздрагивающими от каждого резкого порыва ветра или пряного аромата, витающего в воздухе. Люди боятся выходить на улицу, предпочитая прятаться в бункерах под землёй. Там, где нет солнечного света, а воздух циркулируют и вырабатывают машины. Весной люди верят во все суеверия, сходя с ума в ожидании нового дня. Каждый из которых они вычёркивают из календаря с неимоверным облегчением, надеясь, что и завтрашний день будет таким же обыденным. Люди молятся на Северную звезду, полагая, что таким образом они вымаливают себе ещё один день без смертей.
Один из дней весны обязан принести смерть.
Он манит её к себе.
Он - её агнец.
Он ведёт смертных на заклание.

Сердце неистово бьётся в груди, отдаваясь на расправу страху и панике. Руки дрожат, а лёгких никак не хватает воздуха. Саммер выгибается дугой на кровати от нахлынувшей боли. Ей хочется закричать, но связки не слушаются, и вместо крика, способного принести душевное облегчение, выходит лишь жалкий хрип. Весь её мир внезапно сжался, лишившись красок, запахов и ощущений. Перед глазами Саммер алая пелена, и где-то на задворках сознания рождается мольба: «Пусть все закончится».
- Тише, моя милая, потерпи…
Саммер слышит шёпот, раздающийся где-то поблизости, но никак не может понять наяву он или это очередной кошмар, вызванный столь долгим ожиданием неминуемого. Второй месяц весны перевалил за середину, и нервы жителей Сонема расшатаны настолько, что некоторые из них готовы наложить на себя руки, лишь бы закончилось это мучительное ожидание.
День сбора урожая настал.
Будет много плясок и возбуждённых криков.
На землю прольётся много тёплой крови.

Боль отступает внезапно, и сердце на мгновение останавливается, чтобы начать биться уже в совсем другом ритме. Когда Саммер удаётся совладать со своим телом, и она встаёт с кровати, осматриваясь по сторонам, разумеется, в её спальне никого нет. Этот нежный голос был лишь плодом её сошедшего с ума мозга. Самый тёмный час её короткой жизни настал. Стоя перед распахнутым окном, Саммер пристально наблюдает за ночным небом.
Скоро рассвет.
Он полон ужасов.
Он ведёт за собой лишь смерть.

На её правой руке вьются чёрные стебли, полные белой листвы. Алый бутон распустится на рассвете, начав пульсировать в унисон с её сердцем. Приступив к отсчёту последних мгновений жизни. Ещё восемьдесят девять человек сейчас так же, как и она, смотрят на небо, понимая, что для них ожидание закончилось. Игр на выживание никогда больше не будет.
Летняя девочка умрёт этой весной.
Она знала, что так будет.
Она давно высвободила из ящика последний дар Пандоры.

Воздух полон пряных ароматов. Саммер хотелось бы захлопнуть окно и спрятаться в самом дальнем уголке своей квартиры, чтобы не вдыхать эти запахи новой жизни. Но она не может оторвать взгляда от неба, начинающего светлеть. Чем больше удивительных оттенков появляется на небосклоне, тем сильнее жжёт её руку. Тем спокойнее становится на душе. Больше не нужно бояться и ждать.
Бутон уже занял своё место на её запястье.
Лепестки его мягче пуха.
Аромат сильнее самого смелого дурмана.

Саммер старается не стонать от боли, наблюдая за тем, как бутон наливается её кровью. Он раздирает хрупкие вены, чтобы пустить в организм свой дурман, наполнить кровавыми жилками белые листья, вырезав на стеблях особые знаки Садов. Есть в этой фантастической накожной живописи что-то древнее, связывающее всех помеченных воедино. Сады никому не делают исключений, им не важна раса и цвет кожи, пол и возраст, лишь вкус крови и плоти.
На руках Саммер знаки любовников.
Сердце её давно разбито и саднит.
Гибкие чёрные ветки пытаются собрать его воедино.
Укрыть белой листвой, пустив поверх кровавые жилы прошлого.

Аквилон бушует вдали, сдирая изумрудную листву, знаменуя начало праздника урожая. Сегодня все жители города будут танцевать свой макабр, провожая мертвецов в Сады Жизни. Они будут возносить свои молитвы к небесам, благодаря за то, что беда обошла их дом стороной.
Для них эта весна не последняя.
Будут сотни других.
Сводящих с ума, доводящих до смерти.
Весна несёт с собой лишь смерть.

Сады Жизни цветут весной. Большие алые бутоны пульсируют в унисон, создавая чарующе прекрасную мелодию зарождающейся жизни. В единый миг деревья сбрасывают листву, которая будет виться изумрудным шлейфом по городу. Молодые изумрудные листья будут осыпаться на пороги домов и устилать тротуары плотным ковром. Это красивое зрелище, но ещё более красивыми становятся Сады: чёрные стволы, белые листья, красные бутоны. Сады Жизни в одночасье становятся единым организмом, готовым к тому, чтобы весь остальной год кормить жителей города своими плодами.
Сады Жизни пожирают людей весной.
Самое древнее Божество из живущих.
Единственное, которое нельзя обмануть.

Жители Сонема нанесли красную краску на свои лица, в попытке сымитировать рисунок кровавых жил. Так они пытаются показать помеченным свою признательность и родство с ними. Но к закату они смоют краску с лица и, выкинув весенний календарь, впервые заснут, не возводя молитв к небесам. Весеннее безумие заставляет некоторых из них резать свои лица, в надежде никогда не стать помеченным.
Весна полна сумасшествия.
Даруя надежду на лучшее.
Она разбивает её в кровавое крошево, забирая с собой жизнь.
Весна столь непостоянна.

Все помеченные собрались перед вратами в Сады Жизни. Находясь так близко с деревьями, чьи алые бутоны пульсируют, создавая гипнотическую мелодию смерти, никто из них не в силах задуматься о том, что через несколько часов плотоядные деревья сожрут их целиком. И когда урожай будет собран, а кровь иссохнет на стволах деревьев, Аквилон умчит кровавую листву прочь, где-то на полпути в Сонем, превратив её в пепел.
Пепел чужих жизней.
Пыль чужих надежд и мечтаний.
Прах всего оставшегося в живых человечества.

Саммер пытается бороться с гипнотической мелодией Садов Жизни, погружающей всех помеченных в транс. Она не хочет умереть, не помня себя, не ощущая себя человеком. Жители города уже начали танцевать их макабр, и Саммер старается найти отвлечение, всматриваясь в лица людей. В прошлом году её лицо было чисто, она стояла у кромки Сада, наблюдая за тем, как исчезает самый дорогой ей человек. За спиной её били тамтамы и лицемерно раскрашенные люди ликовали, оставшись в живых. Но Саммер смотрела лишь вглубь Садов, надеясь, что кровь с бутона на падёт на её подругу, и её не разорвут на части у самого входа в Сады.
Добравшегося до середины Садов ждёт жизнь.
Без страха.
Без надежды.
Без любви.
Бессмертие как оно есть.

Глаза Саммер застилает кровавая пелена. Её естество бьётся в едином порыве с Садом Жизни. Все её попытки остаться свободной от гнёта тщетны, и она делает первый шаг внутрь бескрайнего лабиринта. Здесь не слышны звуки постороннего мира, здесь лишь дурманяще пахнет пряностями, и помеченные бредут вперёд на зов смерти, не замечая, как жвалами щелкают бутоны над их головами.
Никто не находил живых, когда Сады вновь открывались.
Никто не видел и тел мертвецов.
Лабиринт бескраен.
Страх смерти не велит людям искать.
Ни летом.
Ни зимой.
Ни осенью.

- Саммер…
Сады Жизни знают её имя, они влекут её вперёд, заставляя делать упрямые шаги, проходя мимо чёрных стволов, на которых то тут, то там проявляются знаки. Те знаки, что вырезаны на их руках. И Саммер бредёт все дальше, пытаясь смахнуть с глаз кровавую пелену, надеясь, что на очередном чёрном стволе дерева не будет выбито её знака.
Любовь – это слабость.
Она уничтожает тебя, заставляя быть преданным кому-то другому.
Слабость нужно уничтожить.
Чтобы стать Богом.

Саммер лелеяла свою любовь. Кожа её пахла корицей, а смех был настолько чистым и заразительным, что не было ничего приятнее в этом мире. И явно не будет в другом. Любовь Саммер была чистым небом, выписывающим каждую ночь узоры на её теле. Оставляющим яркие отметины на шее, груди, бёдрах. Любовь Саммер звали Скай. Сады Жизни пометили её прошлой весной.
Если оторвать лепесток от бутона, он рассыплется прахом.
На пальцах навечно останутся кровавые ожоги.
Руки Скай были полны ожогов.

Жвалы бутона смыкаются над головой Саммер, и в испуге она прижимается к дереву. Сердце её заходится, чувствуя невероятную мощь этого места. Ощущая в себе каждую забранную человеческую душу. Они кричат в её сознании, образую невероятную какофонию ужаса. Все они заперты в этих Садах. Пока огонь не поглотит деревья, усыпав земли Сонема прахом их Божества. Не существует Дьявола в преисподней. Он живёт в каждом человеке. Нашёптывая, искушая, заставляя молча наблюдать за тем, как умирают другие.
Летняя девочка погрузилась во тьму.
Руки её полны кровавых ожогов.
Глаза её черны.
Нет больше жизни в её сердце.

Саммер наблюдает за тем, как одно из деревьев пожирает человека. Оно перекусывает его пополам, заглатывая одну из частей внутрь себя. Туловище падает на землю, питая корни тёплой кровью. В глазах мальчишки застыла кровавая пелена. Лицо его испещрено прожилками распускающейся листвы. Сады Жизни удовлетворены своим обедом. Жвалы щелкают вновь, подбирая оставшееся. Древнее Божество довольно урчит, с треском ломая черепа, поглощая живую плоть.
На дереве, у которого Саммер стоит, знаки предателей.
На душе её невероятная лёгкость.
А в руках - огонь.

- Давай сожжём этот мир дотла! – весело кричит Скай, размахивая факелом рядом с одним из плодоносных деревьев. – Пусть земля выгорит, а небо заполнится чёрным дымом.
- Может быть, весной, - легко отвечает Саммер, срывая ярко алый плод с дерева. Он уже подгнил, хотя сейчас лишь лето. Кажется, следующий праздник урожая будет чрезмерно обильным.
- Обещаешь? – хватая Саммер за руки, Скай старается заглянуть ей в глаза, чтобы понять, не солжёт ли подруга.
- Да.

Огонь легко занимается, выплясывая на белой листве.
Аквилон разносит огонь повсюду.
Обещание исполнено.

То, что происходит с Садами Жизни похоже на людскую панику весной. Безумие ревёт в унисон с огнём. Ветви деревьев бьются о землю, пытаясь сбросить с себя пламя. Но земля полна человеческой крови, она проступает сквозь почву, заполняя небольшие углубления и человеческие следы. Кровь горит ещё лучше. Души помеченных хотят отомстить. Они горят, водворяя себя в ревущее пламя. Теперь они свободны. Самый тёмный час их жизни закончился. Наступил огненный рассвет.
По следам Саммер бежит огонь.
Земля теперь пепел.
Небо теперь чёрно.
Она – новое Божество.

Перед Саммер дерево, на котором высечен её знак. На нем нет ни одного бутона. Оно не пылает огнём. Пришла пора собирать плоды. Саммер касается чёрного ствола своей израненной рукой. Ветви с неё сходят прочь, обнажая плоть. Кровь струится по пальцам, заполняя белый, высеченный знак, алым.
Саммер – предательница.
Саммер – любовница.
Саммер – новое Божество.
Она лелеет свою любовь.

- Я знала, что ты меня найдёшь, - шепчет Скай, переплетая свои длинные пальцы с её окровавленными.
- Бессмертие ничтожно, если его не с кем разделить, - шёпот Саммер почти не слышен за рёвом огня. Но для Скай не важны слова. Ей всего важнее эта хрупкая девушка в её объятиях. Кожа её пахнет мятой, а смех похож на шелест листвы в яблоневом саду. Любовь Скай шепчет ерунду во сне и перетягивает на себя одеяло. Она неспешна во всём, и, оставляя дорожку поцелуев от ключиц к пупку, чуть покусывает кожу, заставляя выгибаться навстречу ласкам.
Весна полна безумия.
Она щедро осыпает им человечество.

Сердце Саммер неистово бьётся в груди, отдаваясь на расправу смятению и ужасу. Она вздрагивает, просыпаясь от жуткого кошмара. Кожу холодит прохладный весенний воздух, пробивающийся в спальню из приоткрытого окна.
- Тише, моя милая, это только кошмар, - Скай нежно целует её в плечо, крепко обнимая. Их руки полны кровавых ожогов, а на лицах сеть шрамов. Уже рассвет, и из окна видны голые стволы обожжённых деревьев. Они теперь бессмертны, и им не страшны мёртвые Сады. Они сами давно мертвы.

@темы: фемслэш, оригинальная бредня, конкурсы и фесты